Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Трон для викинга

// Автор: Татьяна ШИПИЛОВА

Есть в Кузбассе, в том числе и в Новокузнецке, такие мастера, которых можно по пальцам пересчитать. Их увлечение, их профессиональное мастерство в нынешние времена, можно сказать, уходящая натура. К таким профессионалам своего редкого дела относится и мастер-краснодеревщик, новокузнечанин Юрий Чернов, в силу различных причин – участник интернет-выставок. 

Юрий Владимирович – мастер-прикладник. Около сорока лет, занимаясь резьбой по дереву, он создаёт из дерева скульптуры, декоративные поделки и художественную мебель.

Началось это увлечение в детстве, когда маленький Юра неожиданно для семьи, в которой творческих натур не наблюдалось, вдруг увлёкся ваянием фигурок из пластилина и выжиганием картин по дереву. «Да так мастерски! А потому что он у нас родился художником», – отмечают родственники. Родители решили отдать талантливого сына в художественную школу, в которой он отучился год, и… ушёл. «Я любил рисовать богатырей, рыцарей. Однажды Владимира Ильича Ленина нарисовал, а там, в школе, – одна природа с пленэром. Вот и распрощался с таким рисованным творчеством», – признаётся Юрий. 

Но любовь к дереву не отпускала, и вскоре он поступил в Кемеровское художественное училище, чтобы получить профессию художника-оформителя, а заодно и мастера-резчика по дереву. Окончив его, оформлял детские городки, резал мебель со скульптурными композициями, тотемные маски-светильники, для чего пришлось искать и покупать лучший, а значит – самый дорогой инструмент.

Постепенно в его творчество вошла скандинавская тематика как отголосок прочитанных в детстве книг о приключениях викингов, которые в раннем средневековье славились тем, что вынуждены были искать лучшую долю за пределами своей родины. А для этого нападали на сопредельные территории, устанавливали торговые отношения с государствами Ближнего Востока и Средней Азии и расселялись на широком пространстве от Восточной Европы до Северной Америки и Гренландии. Летящие тысячу лет назад по волнам корабли викингов поздние историки подводили под категорию «высоких технологий». Эти «передовые творения» помогали налаживать культурные связи в Европе, сыграли ключевую роль в процессе объединения разрозненных норвежских общин в единое государство.

Но нашего новокузнецкого мастера по дереву привлекли в скандинавской тематике такие их качества. Норвежским викингам было свойственно бесстрашное, фаталистическое видение мира, что, естественно, делало их прирождёнными авантюристами. Участники набегов обладали поразительной способностью не обращать внимания ни на поражения в битвах на суше, ни на удачи в опасных морских экспедициях. Число погибших в бою иногда было угрожающе высоким по отношению к общему количеству викингов, но это целых 250 лет не мешало им завоёвывать и исследовать новые земли и моря. 

Увлёкшийся этими морскими авантюристами, завоевателями и исследователями Юрий Владимирович после изучения их культуры стал использовать скандинавские мотивы и в своём творчестве. За это он вскоре был прозван друзьями «Викингом». Они даже хотели основать вместе фирму резьбы по дереву под названием «Рюрик», что по-нашенски «Юрий». Но что-то с оформлением пошло не так, и эту затею пришлось оставить. Благо вскоре нашёлся ещё один такой же увлечённый той эпохой новокузнечанин, который пожелал построить дом и оборудовать его мебелью, а также декоративно-прикладными изделиями на посвящённую викингам тему. Так появились резные со скандинавскими мотивами столы, стулья и даже величественный трон, а также деревянные с изображениями приключений викингов мощные колонны, поддерживающие ведущую на второй этаж лестницу; беседки и уличные декоративные детали. 

К слову, авантюризм обожаемых Юрием викингов присутствует и в нём самом. Однажды его вместе с другом пригласили построить и оформить в этом неповторимом художественном стиле баню и другие постройки в… Мексику российские эмигранты. Новокузнечане охотно согласились. Путешествие на мексиканскую фазенду не состоялось по одной лишь причине: не столь состоятельным мастерам не удалось найти спонсора для покупки билетов на самолёт. 

Второе, наравне с викингами, увлечение мастера-краснодеревщика – вырезать индейские тотемы. И эта тематика тоже пришла к нему из детства – после прочтения книг Фенимора Купера. «Читать я любил и люблю!» – признаётся Юрий. Тотемы в основном изображают у него птиц, рыб и зверей, которых почитали индейцы. Они могут присутствовать в творчестве мастера – в мебели, светильниках, в отдельных малых и больших форм скульптурах. 

По индейским тотемам у Юрия Владимировича есть немало разработок. Так, он намерен сделать традиционный для индейцев тотем: на медведе сидит волк, затем лягушка, а на ней – расправивший крылья ворон. И всё этот стилизованно, с человеческими руками и ногами, как любили изображать жители североамериканских прерий. «Подобный опыт у меня уже был. Но для этого тотема требуется большое и мощное бревно», – отмечает мастер. Ему приходилось выполнять и такие заказы в духе викингов и краснокожих – размещать на фронтонах домов вырезанные из дерева головы дракона, медведя, кабана и… мамонта. Иногда резать ручки к охотничьим ножам и топорам на скандинавскую тематику. Из «индейцев» для наглядности в его доме остался только столик, стоящий на черепахе и вороне, держащих в лапах змею. Остальные ушли в мир, разошлись «по людям».

Любимое дерево краснодеревщика Чернова, из которого он режет свои поистине произведения искусства, – кедр. Он обожает его запах, его текстуру: кедр – дерево мягкое, податливое, оно не трескается и не лопается. Работать с ним – одно удовольствие. Так же легко режется ангарская корабельная сосна, из которой когда-то в стародавние времена делали мачты и которую сегодня привозят на новокузнецкие базы из Красноярского края. Она, правда, дороговата, но это дерево не надо сушить. Изделия из ангарской сосны, так же как и из кедра, не ведёт, они тоже не подвержены трещинам и появляющимся со временем изъянам в структуре. Тяжело работать с лиственницей. «Зато сделанная из неё мебель и другие художественные работы – вечны. Сделал и забыл! Время их не тронет и не разрушит», – поясняет мастер. Совершенно не годится для резьбы пихта. Она капризна, неподатлива, лопается и скалывается на кусочки. «Словом, вредничает в руках мастера. Из неё хорошо только строить. Хотя, когда я учился на художника-оформителя, не зная об этих её свойствах и качествах, – с пихтой работал. И она была в моих руках податлива. Видимо, всё же потому, что я тогда учился», – с долей шутки дополняет он. 

Помощником в этом деле для него выступает набор инструментов: крупные стамески, резиновый молоток – киянка, бензопила и шлифмашинка. После того как изделия готовы, Юрий покрывает их лаком (если скульптуры – пропиткой). Причём лаком – одним и тем же, на протяжении всех сорока лет его работы с деревом, – итальянским «хольцбургом», который отличается от прочих качеством и быстро сохнет. Недаром верхом качественной резной работы называют итальянскую мебель! 

Хочется сказать и о просьбах, с которыми порой обращаются новокузнечане к краснодеревщику. Одни попросили поставить у ворот их дома огромные резные фигуры двух скандинавских величественных богов, которым поклонялись викинги. Другие – ульи для пчёл в художественном исполнении. Третьи – соорудить дом на… огромном дереве. Чернов принял эти фантазийные заказы к сведению и – отказался. Он тоже любит в своём резном деле фантазировать. Но не до такой степени.

Фото Марии Коряга и из архива Юрия Чернова


Просмотров статьи: 138