Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Верхняя колония: миг между прошлым и будущим

// Автор: Александр Шпрингер

Завершаем нашу затянувшуюся прогулку по Верхней колонии, о которой мы начали рассказывать в номерах газеты за 23 июля и 13 августа.

В прошлый раз мы остановились у здания первой пожарной части Сталинска. Здесь оканчивалась одна из главных улиц посёлка Коммунальная, упираясь в идущую вверх Заводскую. «В пятидесятые-шестидесятые годы мы это место называли лобным, – вспоминает старожил Новокузнецка и наш преданный читатель Виктор Николаевич Щербаков. – Через дорогу от пожарки стояли магазин, баня, не так далеко были поликлиника и обувная фабрика, где многие местные работали. Да и парк к тому времени хоть и в запустении был уже, но погулять там можно было. В общем, людное место было».

Людным оно было и в тридцатые годы. Чуть выше пожарной части от правой стороны Заводской улицы параллельно Коммунальной уходила вдаль Тельбесская – пожалуй, главная улица Верхней колонии на долгие годы. Улицу открывал небольшой сквер для детей, который украшали детские скульптуры и фонтан «Голубки». Долгое время на его месте находилось так и недостроенное многоэтажное здание промзоны КМК, сейчас это место занял один из резидентов ТОСЭР в Новокузнецке – Сибирский марлевый комбинат. Территорию оградили синим забором со шлагбаумом, и если кто-то захочет прогуляться по Тельбесской, вспоминая былое, сделать это будет непросто. А когда-то это была очень оживлённая улица, жизнь на которой теплилась вплоть до начала восьмидесятых, пока не были расселены последние бараки. Жилье было в основном деревянным, практически никаких следов от него сегодня не осталось.

На финише Заводская улица упиралась в массивное здание с интересной историей. Изначально это была столовая №27, по совместительству служившая концертной площадкой для местной самодеятельности и приезжих артистов, о чём можно найти соответствующие объявления в «Большевистской стали» – главной городской газеты в то время.

К середине тридцатых годов в здании столовой расположились учебные классы Сталинского аэроклуба. Сегодня мало кто помнит о таком интересном факте в истории города, но да – у нас был аэроклуб, да ещё какой: девять его выпускников в будущем стали Героями Советского Союза: А.И. Амосов, И.Т. Бойков, П.И. Ефимов, В.Г. Козлов, А.С. Никитин, А.А. Павловский, Е.И. Селиванов, С.А. Черновский и С.А. Сомов, многие были отмечены другими высокими правительственными наградами. Готовили в аэроклубе лётчиков, стрелков, техников, мотористов, планеристов, парашютистов. Теорией в основном занимались в зимнее время, весной, после того, как подсыхала земля, начинались учебные полёты. Взлётная полоса находилась в районе парка «Водный», в самом парке стояла одна из парашютных вышек, вторая – на городском стадионе. В мае 1933 года в Сталинске был совершён первый прыжок с парашютом с высоты 500 метров. В начале апреля 1934 года Николай Колягин первым в городе прыгнул с парашютом с высоты 900 метров, а 18 июля 1935 года первый затяжной прыжок с высоты 400 метров совершила Вера Виноградова. Да, девушки тоже с интересом и охотой занимались в аэроклубе. Одна из них, Анна Язовская, впоследствии стала даже лётчицей знаменитого 587-го женского полка пикирующих бомбардировщиков.

После аэроклуба на этом месте долгое время стояла обувная фабрика, где делали кирзовые сапоги, рабочие ботинки, а также шили рабочую одежду – рукавицы, спецовки. В восьмидесятые-девяностые здание фабрики было отдано под склад, сейчас вход на территорию перекрыт шлагбаумом, к которому даже не дают подойти сразу несколько сердитых собак, исправно несущих свою сторожевую службу.

Чуть правее, там, где когда-то начиналась элитная улица Орлиная с двухэтажными каменными коттеджами для руководства комбината и иностранных специалистов, можно ещё увидеть руины местной поликлиники №3 для инженерно-технических работников КМК. По тем временам это была очень современная поликлиника с физиотерапевтическим, рентгеновским и водолечебным кабинетами. Сегодня о когда-то стоявшем здесь строгом двухэтажном здании в конструктивистском стиле напоминают лишь останки стен и груды кирпичей.

К слову, именно с Верхней колонии начиналась и медицина в Сталинске – здесь в одном из бараков находилась первая в новом городе амбулатория, которую возглавлял первый на Кузнецкстрое врач Год Исаевич Шмуйлович.

По левую сторону от Заводской улицы, аэроклуба и поликлиники начинался большой Сад металлургов. Да-да, первый Сад металлургов Новокузнецка тоже был здесь, на Верхней колонии, а тот, что в тридцатые годы разбили у кинотеатра Коммунар практически до 50-х годов назывался Сквером металлургов.

Сначала на месте будущего Сада рядом с березовой рощей оборудовали спортивно-агитационную площадку, на некоторое время даже дав ей название площади Металлургов, затем уже разбили Сад. Его

территорию разрезали многочисленные прогулочные дорожки со скамейками и гипсовыми скульптурами (включая знаменитую девушку с веслом). Спортивные площадки, трасса для мотокросса, качели, тир, летняя эстрада, танцевальная площадка, библиотека-читальня, многочисленные киоски и павильончики с выпечкой, мороженым и напитками – всё это было в первом Саде металлургов. Здесь же появился и первый в городе фонтан, который не был в архитектурном отношении каким-то особенным, но он был первым, став ещё одной отправной точкой для истории города, в данном случае «фонтанной».

В тридцатые-сороковые в Саде металлургов было довольно многолюдно, особенно в выходные. После войны же он постепенно приходит в запустение, уступив пальму первенства скверу на проспекте Молотова, а затем и парку Гагарина. Сегодня о былом великолепии напоминает лишь аллея знаменитых чёрных тополей, пересаженных сюда из знаменитых Топольников правобережья Томи первым заведующим хозяйством Сада Григорием Сенькиным. Желающие же, свернув с аллеи в буйные заросли, могут увидеть и остатки того самого первого городского фонтана – артефакт из далёкого и уже забытого прошлого.

Завершается наша прогулка у Пантеона «Березовая роща» (или «Пантеона великих металлургов», как его ещё иногда именуют), расположенного бок о бок с Садом металлургов.

Первой здесь появилась братская могила кузнецкстроевцев, погибших при строительстве силосных башен коксового цеха во время страшной аварии 27 сентября 1931 года. Скромную стелу украшают 24 фамилии, большинство даже без инициалов.

После войны, в 1947-м году здесь был перезахоронен прах знаменитого доменщика, основателя доменной школы России Михаила Константиновича Курако, который приехал в наши края в 1917 году как раз с планами строительства здесь нового современного металлургического завода и скончался от тифа в 1920-м году. В 1955 году рядом был похоронен другой выдающийся металлург, друг и ученик Курако Григорий Ефимович Казарновский, один из руководителей Кузнецкстроя, отдавший КМК десятки лет жизни, удостоившись права первым быть внесённым в Книгу Почёта комбината. До самой смерти, кстати, он продолжал жить на Верхней колонии, хотя наверняка мог получить гораздо более современное жильё в городе. Третьим в Пантеоне был похоронен Антон Демьянович Лаушкин, выдающийся сталевар, обер-мастер, проработавший на заводе до 73 лет, первый кавалер Ордена Ленина среди рабочих КМК.

Сегодня Пантеон является одним из немногих в Новокузнецке памятников истории федерального значения, поэтому выглядит он значительно лучше всего того, что мы можем увидеть сейчас на Верхней колонии.

Сразу за Пантеоном можно выйти на старую дорогу, соединявшую Верхнюю колонию с Куйбышевским районом и уходящую вдаль в сторону Ильинки. «Мы называли её нашей «дорогой жизни», – вспоминает Виктор Николаевич Щербаков. – Раньше ведь другой дороги на Ильинку не было, а землю под картошку давали где? В Металлурге. Вот все и ехали из города несколько раз в год через Верхнюю колонию в поля сажать, окучивать, а потом и собирать. А с той стороны в город ехали сельские – продавать свой урожай на колхозном рынке. На ночь многие останавливались у знакомых на той же Верхней колонии. В ту сторону, кстати, ещё и автобус долгое время ходил, до Колхозного городка, пока совсем Верхнюю колонию не расселили».

Да, автобус ходил. 51-й. Он есть ещёна схеме города 1984 года, на которой от Верхней колонии осталась почему-то только улица Тельбесская, Коммунальная даже не обозначена. Помню, в детстве меня удивляла эта надпись на аншлаге автобусном «Верхняя колония», но объяснить, что это и почему так странно называется, мне никто не смог.

Сегодня, к счастью, это место становится всё более известным среди новокузнечан, в том числе среди молодёжи. Интерес к истории города, вспыхнувший на волне празднования 400-летия города, перекинулся и сюда. Тот же фонтан, к слову, ещё несколько лет назад отыскать было весьма непросто, а сегодня к нему буквально ведёт «народная тропа» – результат многочисленных экскурсий на Верхнюю. «Вот где нужно было расставлять таблички, а не на проспекте Металлургов, – сетует Виктор Николаевич. – Отсюда начинался Новокузнецк, здесь было столько всего. Пока ещё есть, кому рассказать об этом месте, нужно водить сюда молодёжь».

Как знать, может, к какой-нибудь очередной юбилейной дате свой экскурсионный маршрут появится и на Верхней колонии. Она этого, безусловно, заслуживает.


Просмотров статьи: 104