Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Творчество лечит!

// Автор: Татьяна ВИКТОРОВА

Наша газета не однажды рассказывала о том, что существуют самые разные методики, которые помогают детям с ограниченными возможностями здоровья ориентироваться в окружающем их мире, учиться его воспринимать и контактировать со всеми равных, без доли душевного и психологического комплекса. По одной из них – творческой, дающей, порой, таким ребятам неограниченные возможности, вполне профессионально, на протяжении двенадцати лет, работает Наталья Чайникова, педагог дополнительного образования объединения «Лекотека» детско-юношеского центра «Орион».

– Наталья, как ты оказалась в «Лекотеке»? И с чего начиналась эта твоя творческая биография?

– Однажды в известные нам перестроечные времена школу, в которой я работала, закрыли. Совершенно случайно от коллег я узнала, что есть вакансия на место педагога по развитию мелкой моторики в ДЮЦ «Орион», где набирали группу педагогов для реализации проекта «Лекотека» одного из городских благотворительных фондов. Когда шла в «Орион», уверена была в одном: за два летних месяца перелопачу кучу литературы. Найду всё, что мне понадобится для работы. После беседы у дверей столкнулась с супружеской парой. Женщина и мужчина привезли ребёнка лет десяти. Отец держал его на руках. А ребёнок безучастно опустил голову ему на плечо и совершенно не понимал, что вокруг него происходит. Тоненькие ручки и ножки болтались как плети. Неделю от увиденного провела в слезах. Потом пришло осознание, что не сочувствия от меня ждут. Людям нужна реальная помощь. И если я оказалась в этом месте, значит – не случайно. И замелькали перед глазами книжные магазины. Что-то покупала, что-то переписывала, перерисовывала или просто брала на заметку. Потом села за составление программы. Тридцать шесть часов, которые надо было заполнить чем-то, что увлечёт малышей, заставит работать их неумелые ручки. Я сделала ставку на нетрадиционные приёмы и техники рисования.

– Какая программа была применена тобой в первую очередь?

– Первая программа называлась «Развитие мелкой моторики «Мастерок». В начале урока – обязательная разминка: пальчиковая гимнастика под считалку, подобранную в унисон с темой занятия. Потом – рисунок, в котором изображение повторялось в каждой группе ребят. И через полгода я столкнулась с проблемой – работы были похожи друг на друга. И по этой причине очень трудно организовать выставку, которая, наверное, была необходима и детям, и родителям, и студентам педагогического колледжа и института, обучающимся по специальности «Коррекционная педагогика». Это была моя ошибка, и её надо было исправлять. Мозг заработал в поисках сюжетов. Теперь я делала акцент не на главное изображение, а на детали. Если раньше, например, темой занятия было «Изображение цветов и стрекоз», и все рисовали одно и то же, то теперь стало название какой-то определённой техники – рисование руками и пальцами, жатой бумагой и так далее. Сюжет выбирали дети и родители по предложенным вариантам. Работа начиналась с изображения фона. И только потом накладывалось изображение главного героя сюжета.

– Как тебе поначалу работалось с такими детьми? С какими трудностями ты столкнулась в своей творческо-педагогической практике? 

– Сразу после начала работы я поняла, что дети с ОВЗ в психологическом аспекте ничем не отличаются от своих сверстников. У каждого есть свои «хочу» и «не хочу», свои капризы и привязанности. Единственное, что их отличает, – необходимость долгой и трудной работы. Работы через силу, без внутренней мотивации и по принуждению. Их мир заключён в рамки четырёх стен. Потому что многие родители стесняются показывать их. Или просто потому, что мамы вынуждены много работать. Папы, к сожалению, часто не выдерживают психологической нагрузки и стремятся стряхнуть с себя бремя иметь ребёнка-инвалида, поэтому мамы воспитывают детей в одиночку. В лучшем случае с ребёнком остаётся бабушка, которая считает бесполезными все усилия, если у него тяжёлый диагноз. В худшем – он остаётся один на один с работающим телевизором и находится в уверенности, что это единственное доступное ему развлечение.

Как-то лепили с детьми из пластилина овощи. И одна бабушка, присутствующая на занятии, вдруг с удивлением сказала: «Сколько живу на свете, а даже не представляла себе, что можно лепить капусту!» Я поняла, что назрела необходимость ставить перед собой ещё одну задачу – обучение родителей. Дети приходят ко мне на полчаса один раз в неделю, и развить за это время моторику абсолютно невозможно. Многие родители занимались бы с детьми, но не знают, какой материал для этого использовать. Делать изо дня в день одно и то же неинтересно. Одна мама сообщила: её ребёнок не любит лепить из пластилина. Спрашиваю о том, что она с ним лепит. Отвечает: «Он же ещё маленький, ничего не умеет, катаем шарики и колбаски!» Значит, надо научить и детей, и, в первую очередь, родителей, находить сюжеты для работы. Бабушке посоветовала с внучкой лепить то, на что упадёт взгляд, маме продемонстрировала, как её ребёнок увлечённо катает те же шарики и колбаски под сказку про колобка, для которой тут же выдумали новых героев – змейку и улитку.

– Наталья, постепенно у тебя появилась возможность привнести что-то новое? Что-то изменить в преподавании? 

– Через год я пришла к выводу, что дети, которые приходят ко мне, нуждаются совсем в другом. Они не умеют фантазировать. Не знают детали, которые могли бы дополнить изображение. Поэтому их творческий процесс очень краток, занятие быстро надоедает. Нарисовали ёлку на поляне – рисунок закончен. Нарисовали дом с деревом (самый распространённый сюжет) – и опять дело завершено. Поэтому я решила, что программа, по которой я работаю с детьми, устарела и пора создавать новую. Она получила совершенно иное название – «Художественно-творческое развитие». И, естественно, совершенно иное наполнение. Пальчиковая гимнастика была исключена. Её место заняла беседа с детьми по теме занятия. Главное достижение – дети сами теперь решают, что они будут рисовать соответственно теме. Моя задача – выяснить, что им известно. Настроить их на работу и найти образы, сравнения, чтобы доходчиво показать, как изображаются отдельные детали. Для этого одну за другой я осваивала новые техники изобразительного и прикладного творчества: акриловую роспись по стеклу и дереву, квиллинг, свит-дизайн, работу с фоамираном, роспись камней и другие. Был период, когда кто-то из моих школьных коллег увлекся продажами косметики. Отработанные каталоги кучами лежали на столах, подоконниках. Яркие и красивые, никому не нужные, а выбрасывать жаль. Несколько штук забрала домой. Решила: потом что-нибудь придумаю. Впрочем, не совсем «что-нибудь». Давно мама рассказывала, как с подругами, такими же студентками Томского университета, делали из ярких страниц журналов бусины. До бусин руки так и не дошли. Журналы пролежали несколько лет, но применение им всё-таки нашлось.

– Через некоторое время появились и первые победы?

– Всё, что мы с ребятами делали на занятиях, оставалось нашими внутренними открытиями и победами над собой, над своей изначальной неумелостью. Однажды на работу позвонил методист городского объединения педагогов дополнительного образования клубов по месту жительства и сообщил про конкурс рисунков среди воспитанников клубов. Пообещал, что работы наших детей не будут оцениваться ввиду их особенности. Конечно, было немного страшно идти на конкурс и стоять в одном ряду с теми, чьи руки умеют держать кисти и проводить ровные линии, тем не менее, десять рисунков были оформлены в соответствии с требованиями и отправлены на выставку. Один из них занял второе место. Конечно, мы восприняли это событие с удивлением и надеждой, что поблажек и скидок на наше положение не было. Затем мы участвовали во многих конкурсах. Только в течение первой половины 2020 года дети были задействованы в шести конкурсах разного уровня с семьюдесятью шестью рисунками. 23 ребёнка стали призёрами и победителями.

– Наталья, в настоящее время ты можешь с полным правом сказать, что эта работа приносит тебе удовольствие? Что ты нашла своё призвание? 

– Сегодня мне вспоминается сказка Валентина Катаева о девочке Жене, которая получила в подарок волшебный цветик-семицветик и потратила шесть лепестков на пустые сиюминутные прихоти. А с помощью седьмого, самого последнего и поэтому самого ценного, подарила хромому мальчику возможность ходить и бегать и была от этого счастлива. Помню, прочитав её в детстве, я подумала: если бы у меня вдруг появился такой цветок, я загадала бы, чтобы на свете не осталось ни одного больного ребёнка, чтобы все дети умели ходить и чтобы у каждого были такие родители, как у меня – дружные, любящие, заботливые, счастливые. Теперь мне кажется, что жизнь сама дала мне в руки тот самый цветик-семицветик и привела меня к детям, которые нуждаются в моей помощи. А в награду дала возможность и самой научиться рисовать. Конечно, я не стала признанным художником, но для меня признание детей, которым я открываю мир, несомненно, выше.

Фото из архива Натальи Чайниковой.


Просмотров статьи: 31