Новокузнецкое городское телерадиообъединение

«Сейчас только жить да жить!»

Газета «Новокузнецк», выпуск №20 (1068)  //  Рубрика: 75 лет Победы в Великой Отечественной войне

// Автор: Татьяна ШИПИЛОВА
// Фото: Мария КОРЯГА

Эпизоды Великой Отечественной войны живы не только в памяти ветеранов-фронтовиков. Они навечно поселились и в душах пожилых людей, которым пришлось пережить войну в детском возрасте. Тем более тех, кого сегодня принято причислять к категории «малолетние узники концлагерей». Супружеская пара новокузнечан – Михаил Михайлович Лобанов и Зоя Григорьевна Захарова – на своём горьком опыте познали все ужасы фашизма. 

Работа на Неметчине 

Война нагрянула в жизнь Михаила Лобанова родом из села Зеленино Псковской области, когда ему минуло 4 годика. Рос он в большой крестьянской семье, где воспитывались семеро детей. Отцу, Михаилу Ивановичу, 4 года отслужившему в царской армии, после окончания службы выделили большой надел земли. Семья обзавелась коровами и лошадьми. Так что прокормить такое большое семейство была возможность. В годы Великой Отечественной войны отец стал проводником в партизанском отряде. Но погиб Михаил Иванович не от фашистской пули. А от обычной малярии, которая в то время также «косила» обитателей лесов и болот – партизан. 

Чтобы жители псковских сёл не поддерживали партизанское движение, немцы решили угнать их на работу в Германию. Оставшаяся с пятью малолетними детьми на руках мать (две старших сестры Михаила ещё до войны уехали на учёбу в Ленинград) – сорокапятилетняя Ксения Алексеевна – также попала в категорию для вывоза на Неметчину. Сначала через Польшу их привезли в Прибалтику. Оголодавших за длительную дорогу и переживших бомбёжки людей выпустили на одной из глухих станций, чтобы те могли подкрепиться хотя бы лесными ягодами и грибами. Во время сбора к семье Лобановых подошли несколько мужчин. Узнав предназначение состава, пообещали: «Но ничего! Сейчас мы не можем вас, тем более с маленькими детьми, забрать с собой… Но вскоре мы вас освободим. Победа обязательно будет за нами!» – убеждённо заверили они. Хотя до Победы был ещё не один год… С этой надеждой Лобановы в составе других угнанных земляков и продолжили свой путь на немецкие земли. 

Возвращение в блиндаж

Поселили их в качестве работников в хозяйстве одного состоятельного бюргера. Изгнанники с Родины, включая малолетних детей, должны были собирать овощи и фрукты, принимать участие в других сельхозработах. В этом советской семье из Псковщины в некотором смысле повезло. Хотя и жили они в бараке за колючей проволокой, в помещении с нарами, на которых вповалку спали взрослые и дети, отношение к ним со стороны их «главного хозяина» было более-менее человечным. Их кормили и одевали. Не били и не издевались, считая, что здоровыми они могли принести им гораздо больше пользы. Свободного передвижения работники, естественно, были лишены. Михаил Михайлович помнит тот счастливый день, когда их, узников домашнего концлагеря, освободили советские войска. К тому времени ему уже исполнилось восемь лет. И вновь в грузовом составе через Польшу Лобановых вместе с другими освобождёнными узниками отправили на родину. По дороге маленький Миша простыл и тяжело заболел воспалением лёгких. Вылечили его в советском военном госпитале. «Настолько хорошо и основательно пролечили, что я с тех пор не болею. До сих пор чувствую себя здоровым человеком», – с улыбкой отмечает Михаил Михайлович. 

Родное село, в которое возвратилась семья, было полностью сожжено. Поэтому жить на первых порах приходилось в оставшихся после военных действий окопах и блиндажах. «Ходили мы, дети, опухшие от голода. Из-за распухших животов ступни ног не было видно. Но жизнь ведь не остановишь! Вырос, окончил 7 классов. Выучился на механизатора, отслужил в армии. А после службы сразу же по комсомольской путёвке демобилизовался на строительство Западно-Сибирского металлургического комбината в Сталинск», – отмечает Михаил Михайлович. Здесь, в Новокузнецке он устроился на Куйбышевскую автобазу водителем. Отработав на предприятии более сорока лет, ушёл на заслуженный отдых. «У меня на душе легко от того, что я за все эти годы на дороге никого не травмировал! Настолько профессионально водил машину!» – признаётся.

По дороге в Саласпилс 

С Зоей Григорьевной Михаил Михайлович познакомился в городском обществе малолетних узников концлагерей. Их судьбы оказались схожими. Отец Зои, Григорий Иванович, погиб на Карело-Финской войне в 1940 году. Мать, Татьяна Титовна, осталась с пятью малолетними детьми на руках. Поскольку жили неподалеку от Ржева, то в годы Великой Отечественной войны им также вместе с другими жителями близлежащих сёл пришлось пережить тот печально знаменитый Ржевский котёл. Взяв в плен гражданское население, фашисты, погрузив в составы для перевозки животных, погнали женщин и детей в Прибалтику. Как потом они узнали, дорога лежала в детский лагерь Саласпилс, где у детей брали кровь для раненых немецких солдат. Ехать пришлось с пересадками. Во время длительных остановок их всех держали в погребах и овощехранилищах. «Помню голод, холод, издевательства и бомбёжки… Хотя мне в то время было всего лишь 4 годика, в память врезался такой эпизод. Когда нас загнали в овощехранилище, фашисты решили поразвлекаться. Через воздуховоды они стали с азартом стрелять по скопившимся внутри женщинам и детям. Попав в жертву, громко выражали свою радость. Но сильнее страха быть убитыми был голод, преследовавший нас. Я помню, как моя младшая двухлетняя сестрёнка Раечка, обхватив колени, сидела на земле и, раскачиваясь из стороны в сторону, монотонно твердила лишь одну фразу: «Есть хочу! Есть хочу!»«, – вспоминает Зоя Григорьевна. 

До лагеря смерти они не доехали. На одной из станций их освободили советские войска. Поскольку родная деревня Бараны была полностью сожжена, то искать приют Татьяне Титовне с детьми пришлось в других сёлах. Поселились они на уцелевшем скотном дворе, где обустроили себе жилой уголок. Больше жить было негде. После окончания техникума, где училась на бухгалтера, Зоя уехала в Сибирь. «Помчалась туда за романтикой!» – признаётся. Сначала в Красноярский край, а потом в Сталинск, к родному дяде. Здесь работала бухгалтером в «Запсибэлектромонтаже». А затем перешла на Новокузнецкое отделение Западно-Сибирской железной дороги. С трудовым стажем за плечами, который составил 61 год, ушла на пенсию. «Одно из самых запоминающихся впечатлений в моей жизни было такое. В 1947 году отменили хлебные карточки, и хлеб стал в свободной продаже. Так моя мама сразу же купила несколько булок. И мы ели эти ароматные и вкусные буханки! Ели и всё никак не могли насытиться…», – вспоминает Зоя Григорьевна.

Совет да любовь!

Михаил Михайлович и Зоя Григорьевна давно были вдовцами, у них дети, внуки, правнуки… Полгода назад, зная друг друга на протяжении более 20 лет, они (восьмидесятидвухлетние!) сыграли настоящую свадьбу. С официальной регистрацией во Дворце бракосочетаний, с посиделками в ресторане. «Но разве вы дадите нам такой возраст? Мы в ЗАГСе из брачующихся были самыми молодыми! Проживём в любви и радости так, как хотим. Столько – сколько нам до конца жизни отмерено», – говорит Михаил Михайлович. 

Конечно, им совершенно не дашь стольких лет… Сразу видно, что оба этих пожилых человека (лишь номинально, по паспорту) в настоящее время счастливы. И это даёт им возможность чувствовать себя гораздо моложе своего возраста, полными сил людьми. «Я никому не позволяю – ни внукам, ни правнукам – вмешиваться в мою личную жизнь! Сейчас мне не нужна никакая дача! Мне достаточно того, что есть своя квартира, крыша над головой и рядом любимая жена. А Зоя Григорьевна у меня очень заботливый человек! Представляете: она каждый день готовит мне первое, второе и третье… Так что сегодня нам только жить да жить!» – признаётся пожилой молодожён. 


Ад, через который прошли дети-узники гитлеровских застенков, – это предупреждение всему человечеству. Новокузнецкая городская организация малолетних узников концлагерей сегодня насчитывает около ста человек. Каждый год 11 апреля в Международный день освобождения узников фашистских концлагерей они встречаются на Бульваре Героев с красными гвоздиками в руках, чтобы возложить цветы на один из пилонов возле мраморной чёрной ленты с надписью «Памяти малолетних узников фашизма». В центрах социальной помощи города с ними, пережившими войну в детском возрасте, соцработники проводят встречи под названием «Час памяти». Эти пожилые люди приходят в школы, чтобы рассказать детям о том, что они, малолетние узники Саласпилса, Равенсбрюка и других концлагерей на территории Германии, пережили. По их воспоминаниям в Кузбассе изданы три книги: «Колыбельная песня Аннушки» (2001), «Вспомним всех поименно» (2006) и «Зазвучавшие вновь голоса» (2011). 

В Москве с 7 по 10 сентября этого года намечено проведение Международного антифашистского форума, посвящённого 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, Году памяти и славы, Международному Дню памяти жертв фашизма под девизом «Неофашизму – нет!». В программу форума с участием бывших малолетних узников фашистских концлагерей предполагается включить митинг у памятника «Трагедия народов», круглые столы по актуальным проблемам антифашистского движения, встречи с ветеранами войны, посещение музеев и памятных мест Москвы. 


Просмотров статьи: 33