Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Девичий расчёт

// Автор: Татьяна шипилова
// Фото: Марии Коряга

Дожить до такого элегантного возраста – 95-ти лет! При этом отлично выглядеть и иметь прекрасную память – такое счастье выпадает не каждому. Клавдии Петровне Чукановой, жительнице Новоильинского района Новокузнецка, повезло. А заодно и её родным. И, в конечном итоге, всем нам. Поскольку Клавдия Петровна – участница Великой Отечественной войны, которая будучи почти девчонкой добровольно ушла на фронт.

Поздравить юбиляршу пришли представители администрации Новоильинского района, которые зачитали и вручили ей открытки с приветственными посланиями от Президента России, Губернатора области и Главы города, а также подарки.
Ушла добровольцем
Клавдия Петровна родилась на Алтае. Семье пришлось переехать в Сталинск к старшему брату Клавы – Семёну, который строил Кузнецкий металлургический комбинат и жил на Верхней Колонии. Так и поселились одним большим и дружным семейством в маленькой и убогой землянке. Кем только не приходилось работать юной Клавдии: в няньках была, в прислугах. Наконец, её устроили ученицей в 5-ю швейную фабрику «Берёзка». Как-то ей выделили путёвку в дом отдыха в Таргае. Впервые за всю её небольшую, но уже такую сложную жизнь. Только-только пообедали отдыхающие и вышли во двор, чтобы прогуляться после сытной трапезы, как кто-то из знакомых сообщил: «Товарищи! Началась война!» Отдых был прерван. Клавдия вместе с другими девчатами возвратилась в цех, где их ждали 30 электрических швейных машинок. На них денно и нощно, с небольшими перерывами на отдых, молодым швеям пришлось строчить обмундирование для солдат: гимнастёрки, брюки, рубашки. Потом им надоело сидеть в цеху и они пошли в военкомат с просьбой отправить их на фронт. Многим дали «добро», а вот юной Клаше, как звали её родные и знакомые, отказали со словами: «Мала ещё по годкам – иди подрасти!» Но она рвалась бить фашистов. Ей уже было за кого мстить: с первых же дней войны ушёл на фронт её старший брат Семён. И на него пришла похоронка. Выход подсказал знакомый семьи дядя Вася: «Клаша, ты девочка рослая, видная. Скажи, что потеряла карточки и метрики и набавь себе год. Может, и сойдёт…». Действительно, сошло: приписав себе год в новых документах, она стала годной для участия в военных действиях.
 «Такое трудно пережить!»
Дома собиралась в путь-дорогу крадучись. После смерти брата не хотелось огорчать мать. Только с младшей сестрой шептались тайком на эту тему. Но мама всё-таки заметила сапоги, шинель, рюкзак и всё поняла: дочь тоже, вслед за старшим сыном, уходит на фронт. И плача, благословила её, отрезав на память прядь от её роскошных черных, как вороново крыло, волос. Клаве всё равно пришлось их стричь коротко, чтобы пилотка хорошо на голове держалась.
Девушку отправили в Сызрань, где определили в зенитчицы. Дали «Девичьему расчёту», который так и называли на протяжении всей войны, обмотки, ботинки, карабины и стали учить зенитному делу. Так подруги, многие из которых были из Сталинска, освобождали Украину, Белоруссию, дошли до Польши, где на Висле проходили самые тяжёлые бои. И где по реке плыли в огромном количестве трупы убитых солдат как советских, так и фашистов. За годы войны «Девичий расчёт» в полной мере испытал ужасы войны. Девушки видели, как в одном из польских концентрационных лагерей фашисты готовили к сожжению оставшихся ещё в живых детей. К счастью, извергов опередили советские солдаты. Видели, как женщины по ботиночкам и волосам узнавали своих убитых в этом лагере ребятишек. Довелось быть свидетелями страшной картины, когда матери разбирали жуткий колодец, который доверху был забит трупиками убитых детей. «Человеческому разуму такое было просто невозможно воспринять. Такой пришлось ужас пережить!», – говорит Клавдия Петровна.
«Девчата, берегите себя!»
Охраняя польские военные объекты на зенитках, они провожали едущих на танках по направлению на Германию советских солдат. Уставших, в грязных от дорожной пыли гимнастёрках, чумазых и заросших щетиной… Но которые с воодушевлением кричали им: «Девчата! Берегите себя! Мы едем Берлин брать!» Там же в Варшаве «Девичий зенитный расчёт» и встретил Победу. «Однажды майским утром поднимает нас командир батареи криком: «Тревога!» Все вскочили и бегом к орудиям. А он со смехом останавливает нас и уже радостным криком поздравляет всех с Победой. А потом в шутку предлагает как можно скорее для мирной жизни запасаться женихами. Пока всех не разобрали», – рассказывает Клавдия Чуканова. «Да у нас и дома свои найдутся!», – восторженно в ответ завопили девчата: «Лишь бы нам вернуться!» Однако возвращения к родному порогу Клавдии пришлось ждать почти четыре месяца. Однажды они не выдержали и, вдвоём с подругой, решили во весь голос спеть песню. Командир услышал и строго приказал: «Отставить!». Но тут же сжалился: «Эх, девчата! Вам сейчас бы хлопцев любить да детей рожать! Вон, какие ещё молодые! Продолжайте-ка дальше петь…»
Счастье фронтовиков
В Сталинске мать и сестра уже и не чаяли увидеть Клаву живой: ведь уже и сентябрь наступил, а их родной фронтовички всё нет и нет. «Наверное, погибла вслед за Семёном», – лила слёзы мама. При виде живой Клаши матери от нахлынувших чувств стало плохо. Оказывается и радость может сбивать с ног. В землянку, услышав о возращении Клавы, тут же набежали женщины и наперебой стали спрашивать: «А мою (или моего) там, на войне, не видела?» Пришла и мама её подруги Шурочки, которая воевала с Клавдией в одном расчёте и которая погибла у неё на глазах. «Меня душили слёзы, и я никак не могла сказать о гибели подруги», – рассказывает Клавдия Петровна.
После войны Клавдия Петровна работала на шахте «Северная» в Редаково. После её закрытия устроилась мотористкой на ферросплавный завод.
Вскоре после войны вышла замуж за такого же фронтовика, как и она. Илья Иванович тоже прошёл всю войну, раненый, контуженный, он возвратился домой с орденом Красной Звезды на груди. Награду получил за подбитый фашистский танк. Жили они неподалёку, по-соседству. Но встретились и подружились в местном отделении милиции, где получали паспорта. Разговорились, понравились друг другу, стали встречаться и вскоре поженились. В семье родились двое детей – сын и дочь. Много лет назад Илья Иванович, собираясь на работу в шахту, схватился за сердце и умер. С тех пор она одна поднимала двух детей. «Я со своим мужем прожила очень счастливо. И потому больше не хотела выходить замуж», – говорит. Сегодня у неё четверо внуков и пятеро правнуков. Дожить до такого возраста, по её признанию, ей помогает любовь, внимание и забота близких. Внуки ей так и говорят: «Баба, как мы тобой дорожим! Живи, как можно дольше!»
– Вот это и есть секрет моего долголетия, – подводит итог юбилейной встрече с большим багажом прожитых лет, но такая молодая душой бывшая фронтовичка Клавдия Петровна Чуканова.


Просмотров статьи: 23