Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Счастливые моменты нашей биографии

Газета «Новокузнецк», выпуск №40 (985)  //  Рубрика: К 100-летию ВЛКСМ

// Автор: Татьяна ШИПИЛОВА

Стройотряды прошлых лет, времён комсомола... Их неслучайно называли «школой возмужания». Для участников студенческих трудовых отрядов заканчивалась пора юношеских исканий и неопределённости. Начинали формироваться собственные твёрдые убеждения и жизненные принципы.

Есть что вспомнить о том боевом, задорном и незабываемом времени представителям нашего городского стройотрядовского движения. В частности, Александру Карачевцеву, начальнику отдела снабжения одной из частных компаний города, в прошлом комиссару городского штаба студенческих отрядов, и Геннадию Гоменюку, предпринимателю, в те годы – главному инженеру штаба.

– Александр и Геннадий, поначалу напомним нашим читателям историю создания новокузнецкого стройотрядовского движения.

А. К.: Решение о создании первого студенческого отряда было принято в нашей стране в октябре 1958 года на IХ отчётно-выборной конференции комсомольской организации физфака МГУ. Однако моментом возникновения ССО принято считать весну 1959 года, когда более трёхсот студентов-физиков Московского государственного университета поехали в Северный Казахстан поднимать целину. За лето ими было возведено более десяти жилых домов и несколько хозяйственных построек. На следующий год к ним присоединились и студенты других вузов. В Кузбассе студенческие строительные отряды появились в начале 60-х. Сначала в кемеровских институтах и техникумах. Года через два к ним присоединились и новокузнечане. Стройотрядовские страсти в нашем городе кипели вовсю! В зависимости от масштаба, скажем так, работ количество ССО доходило до 60 за трудовой семестр. В основном они дислоцировались в Кузбассе. Однако приходилось выезжать и в Астраханскую область, на сбор дынь и арбузов; на Сахалин, где консервировали рыбу. Строительство БАМа тоже не обошло стороной наш город… Вскоре появились и специализированные отряды: не только строителей, но и медиков, хлебопёков, педагогов, заготовителей лекарственных трав, животноводов, научно-производственные отряды. Наши ребята ездили работать за рубеж: в Венгрию, в Шалготарьян. В Новокузнецк же приезжали во время трудового семестра венгерские студенты, а также стройотрядовцы из других кузбасских городов и регионов. Порой количество ССО доходило до 70. Так что мы уже превратились в общий – южный зональный стройотряд.

Г. Г.: В то время отряды ставили своей целью не только заработок, но и воспитание студентов в духе, как тогда говорилось, творческого коллективизма, уважительного отношения к труду, патриотизма. Большую роль в деятельности стройотрядов играл и собственный церемониал, в который входили специальная стройотрядовская форма и символика. Перед открытием третьего трудового семестра, перед тем как выезжать на обозначенные объекты, отрядам в торжественной обстановке вручали специальные паспорта – разрешения на работу. На местах дислокации студенты вели шефскую работу: помогали ветеранам, безвозмездно ремонтировали школы и детсады, ставили концерты для сельских жителей, читали в клубах лекции.

 – Вы также, прежде чем войти в состав штаба и возглавить городское стройотрядовское движение, прошли эту «школу возмужания» – работу в стройотрядах?

Г. Г.: Я поехал трудиться сразу же после окончания первого курса строительного факультета Сибирского металлургического института в составе отряда «Прометей». Строили вторую очередь Сибиргинского разреза. Место, где мы дислоцировались, – одно из самых живописных на юге Кузбасса. Но на эту красоту приходилось мало обращать внимания. По 12 часов не выпускали из рук лопату! Ведь ехали туда, чтобы познать себя, свои силы, свои возможности. На другой день после такого трудового рывка пальцы были буквально скрючены. С трудом приходилось их разжимать, чтобы хотя бы ложку во время завтрака держать. Энтузиазм был просто невероятный! Вскоре на Сибиргинском разрезе объём работ уменьшился, и наш отряд перебросили на Междуреченский разрез. Там железнодорожные пути были тонкими, как стальные нити, и тепловоз нередко сходил с рельсов. Так что нам ночью приходилось восстанавливать пути: укладывали шпалы, проходя расстояние в 150-200 метров. Работали мы тогда здорово, без «сачков» и тунеядцев, как одержимые!

А. К.: И у меня стройотрядовская биография начиналась так же, после первого курса. Только металлургического факультета. И работали мы тоже на Сибиргинском разрезе, на укладке железнодорожных путей. В бригаде так называемых балластировщиков: забивали под шпалы щебень, создавали балласт. Тот, кто выполнял норму быстрее всех, на следующий день имел право поднять стройотрядовский флаг. Мне довелось пять раз его поднимать. Работали с удовольствием. Нам всё было интересно. Тем более многие из нас впервые вырвались из-под родительской опеки, почувствовали свободу, самостоятельность. Жили в палатках. По вечерам костёр, танцы. Романтика! На 60 парней – 15 девушек. У многих возникала первая юношеская влюблённость. Ведь молодые: задора хоть отбавляй!

– Затем, во время работы в городском штабе, для вас наступила совсем другая – нелёгкая рабочая пора, предполагающая ответственность и за других людей?

 А. К.: Да, на нас в штабе был возложен контроль за нашими отрядами – их работой и досугом. Поэтому третий трудовой семестр проходил в поездках. Решали проблемы с принимающими организациями, со снабжением материалами, с обеспечением бытовых условий для проживания. В стабильно работающие отряды, которые дислоцировались на одном и том же месте не один год, можно было и не ездить: там всё отлажено. А вот слабенькие – дотошно и чётко контролировали. Я старался подгадывать свой приезд под разного рода мероприятия: концерты, субботники, спартакиады… Чтобы увидеть реальное положение дел, удостовериться лично, а не только для отчёта на бумаге. К тому же в то время одним из направлений деятельности стройотрядов было воспитание трудных подростков. По три-четыре таких вот трудновоспитуемых приходилось на один сильный отряд. Были случаи, что иные, не желая работать, убегали. Их находили. Возвращали. А в целом половину таких «трудных» после стройотрядовской жизни снимали с учёта. В этом также заключалась великая роль нашего движения. Они стали хорошей школой воспитания не только для бойцов, но и для нас, работников штаба. К тому же наши областные командиры были очень строгие. С ними не забалуешь!

Г. Г.: Она, эта школа, ставила задачей не только трудовое воспитание личности. У нас стали создаваться отряды безвозмездного труда. Сначала в Кемерове, в Кузбасском политехническом институте. Вскоре такой отряд, под названием «Источник», появился и в СМИ, а затем и в Новокузнецком педагогическом институте («Прометей»). В области их было пять. Работали бойцы с таким же энтузиазмом, но заработанные деньги перечисляли в детдома. Приобретали телевизоры, мебель, игрушки для ребятишек. Начинали со строительства железной дороги, коровника, потом занимались благоустройством ручьев и малых речушек в Новокузнецком районе. Причём в таких отрядах в основном работали парни. Просуществовали они три года, потом распались… Но стоит отметить, что все ССО так или иначе были причастны к такому вот безвозмездному труду. Потому что каждый из них за свой трудовой семестр проводил по три субботника. Заработанные на них деньги перечислялись в различные фонды, в основном в Фонд мира. По 80 тысяч рублей. По тем временам довольно приличные деньги!

Хотелось бы ещё привести некоторые цифры, чтобы представить масштабы сделанного нашими стройотрядовцами. Так, в 1983 году 55 отрядов из трёх тысяч бойцов выполнили работ на 2,7 миллиона рублей. В 1984 году эта сумма выросла до 4,2 миллиона рублей, а число отрядов – до 60. Надо сказать, немалые суммы в помощь народному хозяйству. Более того, только в 1985 году девяноста восьми областным объектам был присвоен студенческий знак качества. Студентами подано 102 рацпредложения, экономический эффект от которых составил по тем временам 200 тысяч рублей.

– Третий трудовой семестр раскрывал личность и характер каждого бойца с новой стороны, выявляя в нём новые, не замеченные ранее качества… Уроки этой школы пригодились вам в дальнейшей жизни?

Г. Г.: Несомненно! И в личной жизни, и в работе. Это, прежде всего, чувство ответственности. Умение организовать как себя, так и других людей.

А. К.: Стройотрядовская жизнь сплотила нас. Мы общаемся до сих пор. С Геннадием дружим семьями, занимаемся спортом. Ходим на занятия баскетбольного клуба. То, что довелось пройти в молодости, в стройотрядах, осталось незабываемыми счастливыми фактами нашей личной биографии.

Фото Марии Коряга и из личного архива Александра Карачевцева и Геннадия Гоменюка


Просмотров статьи: 87