Новокузнецкое городское телерадиообъединение

1618 достижений Новокузнецка

// Автор: Вячеслав ПАНИЧКИН
// Фото: Фото из архива автора

Первое упоминание о кузнецком угле появилось 28 апреля 1721 г. В дневнике Д. Г. Мессершмидта появляется запись об угле «между Комарова и деревней Красная». Комарова – это не что иное, как наше Кемерово. Так что если бы не академик Чихачёв в 1841-м, то уголь скорее всего назвали бы кемеровским, а сам наш регион – Кембассом.

Уголье каменное и каменье угольчатое

Впрочем, угольное первородство Кемерово и Кузнецку следует делить поровну. Ведь после деревни Комаровой в августе того же 1721 года академик Мессершмидт приехал в Кузнецк, где и побывал «на горелой горе» в устье реки Абашевой. Но здесь он усмотрел в ней следы вулканической деятельности. Место это с тех пор так и зовут – огнедышащая гора Мессершмидта. Академики собрали образцы горелых пород и обломки каменного угля. О последних упоминал и Михайло Ломоносов в каталоге коллекций Минерального кабинета Кунсткамеры, которую он редактировал в 1745 году. Спустя годы, ранней осенью 1734 года, на этой горелой горе побывал Гмелин. «Когда были совсем близко, – писал он, – то увидели дым, выходящий в нескольких местах у подножия горы, который вблизи имел неприятный запах». Гмелин посчитал, что горела некая смолистая земля. Ошибался брат-академик – то уголёк горел!

Волкову же принадлежит первая официальная заявка о кузнецком угле. 11 сентября 1721 г. «доноситель Михайло Волков объявил против своего доношения вверх по Томе реке, от Верхотомскова острогу семь вёрст, красную горелую гору…» в центре нынешнего Кемерово. В феврале 1722 года его заявка на уголь вместе с заявкой на железную руду, найденную им в Томском уезде, была официально принята. Экспертиза отобранных образцов показала наличие каменного угля: «№1: Уголь каменной из Томска доносителя Михайла Волкова». Таким образом, кузнецкий уголь был открыт в один год с донецким и за год до подмосковного.

Впервые кузнецкий уголь серьёзно исследовал на месте в 1836 году инженер-капитан Н. Соколовский. Он занимался химическими и металлургическими свойствами афонинского угля, впервые упомянутого ещё в 1790 году, и в 1842 году опубликовал статью в «Горном журнале» о возможности его использования на железоделательных заводах. Следом в 1844 году деревню Афонино посетила геологическая экспедиция во главе с профессором Московского университета Григорием Ефимовичем Щуровским. Он чиркнул в записнушке: «Афонинское месторождение каменного угля заслуживает того, чтобы быть отмеченным особо». Вскорости, в 1850 году здесь началась незначительная добыча угля из мелких штолен для нужд Томского железоделательного завода, прекратившаяся в 1864 году с закрытием последнего. Добыча велась примитивно: шахтёр приставлял левой рукой к стене долото, а правой – бил по нему молотком, поворачивал на несколько градусов и снова бил. Чтобы отколоть глыбку углеца бить приходилось по несколько раз. Так продолжалось до 1922 года, когда Роман Андрианович Митяшин не придумал перку – нечто вроде коловорота для высверливания угля.

Самым необычным способом было разведано Анжерское угольное месторождение – его открыла... лиса. В 1895 году селяне заметили, что из лисьей норы выброшены горы натурального антрацита.

Впервые промышленной добычей угля в Кузбассе решил в 1739 году заняться заводчик Демидов: он представил в Берг-директориум, что заменил Берг-коллегию, образцы угля и попросил выдать ему указ на разработки угля «подле реки Томь под городом Кузнецком» и разрешить поиски «в объявленных и других местах Томского, Кузнецкого и Енисейского ведомств оного уголья и других металлов и минералов».

Впервые кузнецкий уголь стал использоваться для промышленных целей в 1789 году. Управляющий Томским (близ Кузнецка) железоделательным заводом инженер Пастухов привёз из Петербурга глыбку аглицкого уголья и спросил рабочих, не видели ли они чего подобного здесь. А плотничий ученик Яков Ребров ещё в 1787 году набрал в телегу пуд угля на правом берегу Томи по пути из Атаманово в Томское. Узнав сие, Пастухов построил «воздушную печь» для мелкого чугунного литья, где стараниями инженеров Кузьмина и Дейхмана с успехом использовался каменный уголь. Кстати, то месторождение является сейчас пластом 25 Байдаевского месторождения на восточном крыле мульды.

Впервые в России кокс нашел применение на Салаирском железоделательном заводе в 1823 году. Да так удачно, что через два года во все концы разошлись поисковые группы, нашедшие ряд месторождений. После этого, в 1830 году, несколько десятков пудов угля были добыты в Бачатской копи, но в промышленности их не использовали, и копь забросили.

Первое крупное угледобывающее предприятие в Кузбассе возникло в 1851 году в 22 км. от Гурьевского железоделательного завода и в 10 км. от деревни Белова. Тогда же из Ново-Бачатского угля был получен и первый кокс. Через 10 лет, в 1861 году копь дала уже 3845 тонн угля и 476 тонн кокса. Бачатский уголь и кокс применяли в домнах, вагранках и кузнечных горнах на Томском и Гурьевском заводах, но большая часть шла на Гавриловский, где, как отмечал в 1884 году в первом нумере «Горного журнала» Н. Иосса, «бачатский кокс вытеснил из употребления древесный уголь при рудной плавке». Кстати, в 1897 году все имущество Бачатских копей было оценено в 445 рублей 96 копеек.

Впрочем, прокопчане готовы оспорить угольное первородство: ещё в 1848 году крестьянин Николай Расторгуев с сыном Иваном и мужиками возили уголь со штольни Поварихинского Лога и Голубевки на Томский завод. С 1848 по 1864 год ими было добыто около тысячи тонн угля.

Крупнейшими в XIX веке предприятиями Кузбасса были Судженские и Анжерские угольные копи. В последний год XIX века – 1900-й на Судженских копях было занято 600, а на Анжерских – 1500 рабочих. В 1910 году число рабочих в Анжерке и Судженке достигло 2340 человек. На последних, принадлежавших Михельсону, работа велась в три смены по восемь часов.

Крупнейшая до 1917 года шахта Кузбасса – «Центральная» на Кемеровском руднике была заложена в 1915 году и введена в аккурат в дни революции, в ноябре 1917 года. К ней была сооружена первая в Кузбассе подвесная канатная дорога через Томь для доставки её угля к коксовым печам.

Наибольший годовой рост добычи угля в Кузбассе произошёл в 1913 году – добыча поднялась в сравнении с предыдущим годом на 44%!

Крупнейший до 1917 года общий объём добычи угля в Кузбассе был отмечен в 1916 году. Тогда было добыто 72 млн. пудов (1 152 000 тонн) угля – в 24 раза меньше Донбасса.

Наибольшая до 1917 года в России годовая выработка на одного рабочего шахты была в копях Кузбасса в 1910 году – она составила 11 500 пудов (184 тонны), тогда как в среднем по России заметно меньше – 9500 пудов, в т.ч. в Донбассе – 8500. Для сравнения: в 1901 году она в Кузбассе составляла 7300 пудов.

Крупнейшим угольным предприятием России должен был стать Копикуз. 9 июня 1917 года Министерство торговли и промышленности утвердило его новый устав – его переименовали в «Кузнецкое каменноугольное и металлургическое АО». В район его действий вошли также вся Томскую, Енисейская и Иркутская губернии. АО получило право открывать не только угольные рудники, но и металлургические, машиностроительные и химические заводы. В июне 1917 года Копикуз, ставший КузКУАО, реализовал третий выпуск акций на 12 млн. рублей – уставный капитал АО составил 24 млн. рублей.


Просмотров статьи: 97