Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Владимир Высоцкий в Новокузнецке

Газета «Новокузнецк», выпуск №4 (1209)  //  Рубрика: Юбилеи Новокузнецка

// Автор: Александр ШПРИНГЕР
// Фото: Владимир БОГАЧЕВ

Новокузнецк помнит многих знаменитых артистов, которые приезжали к нам в город с концертами и творческим вечерами. Но, пожалуй, никто не оставил в культурной жизни южной столицы Кузбасса более яркий след, чем этот человек, который пробыл здесь четыре дня.

50 лет назад, с 4 по 8 февраля 1973 года, Новокузнецк с творческим визитом посетил Владимир Высоцкий, выступивший с концертами на сцене драматического театра и побывавший на КМК.

Несмотря на то, что очевидцев этого события, прямо скажем, было немало, в том числе приближенных к драмтеатру и организации концертов, за полвека визит Высоцкого в Новокузнецк оброс множеством загадок, мифов и легенд.

Есть договор о выступлениях с чётко прописанными датами, но кто-то говорит, что Высоцкий начал выступать 4-го, кто-то называет 5-е и даже 6-е февраля. Известно, что у поэта во время выступления пошла горлом кровь. И опять же – одни говорят, что это было сразу же, 4-го февраля, и два дня концертов пришлось отменить. Другие пишут, что неприятность случилась на второй день выступлений после второго концерта, и отменили лишь два оставшихся концерта в этот день. В воспоминаниях разных очевидцев от 15-ти до 19-ти колеблется и само число концертов. Не говоря о том, что кто-то дополняет эти концерты ещё и неофициальным квартирником и дополнительным концертом в Междуреченске, хотя это сложно представить себе и в без того плотнейшем графике артиста.

Даже по самой организации приезда Высоцкого в Новокузнецк есть разночтения. Кто-то вспоминает о том, что инициатива шла от руководства Запсиба, а КМК, пользуясь связями в горкоме, перетянул одеяло на себя, организовав еще и экскурсию в горячий цех, что, в общем-то, было не совсем так – экскурсия получилась спонтанная. Согласно другим воспоминаниям, инициатива шла непосредственно от драмтеатра, который этими концертами стремился поправить своё тяжёлое на тот момент материальное положение. Договор с Высоцким, во всяком случае, заключался непосредственно от имени театра – ни Запсиб, ни КМК там никак не фигурировали.

Кто бы ни был инициатором, выступления Высоцкого согласовывали на самом высоком местном уровне – добро давал Афанасий Фёдорович Ештокин — 1-й секретарь Кемеровского обкома партии, к счастью – поклонник творчества Высоцкого. Без этого могло и не получиться.

Валерий Золотухин в своём дневнике писал о разговоре с Высоцким, который сказал ему: «Лечу в Новокузнецк на три дня – 19 выступлений... У них там театр. Ушли три ведущих артиста, театр встал на репетиционный период... Управление культуры выбило меня, чтобы выполнить план и выдать зарплату труппе».

Согласно подписанному накануне договору между театром и Владимиром Высоцким «В работу Автора входит: а) тексты 12 интермедий "О театре и кино"; б) тексты 15 песен для спектакля; в) музыка для 15 песен. Авторское исполнение спектаклей на сцене Новокузнецкого театра в период с 4 по 7 февраля 1973 г. в количестве 17 спектаклей».

Проблема была в том, что выступать как певец и артист эстрадного жанра Высоцкий в то время не имел разрешения, поэтому концерты пришлось «замаскировать» под спектакль «Драматическая песня».

Сейчас, спустя полвека, уже не так важно – 15 ли раз выступил Высоцкий за 4 дня из-за проблем со здоровьем, или все же 17 – в любом случае – это очень много. И в любом случае – это оставило яркий след в истории культурной жизни Новокузнецка.

Работал бард на износ, полностью выкладываясь на каждом концерте, ведь на всех из них его встречал полный зал. Сохранилась аудиозапись, которую 7 февраля тайком сделал звукорежиссёр театра Борис Васев – по воспоминаниям зрителей, посетивших концерты в предыдущие дни, исполнение на том же уровне и столь же эмоциональное.

Реакция на выступления Высоцкого была единодушной. «Полёт души чувствовал каждый в зале и даже я, в записывающий Высоцкого рубке, – вспоминал Борис Васев. – И..., самое интересное, что то же самое чувствовали советские и партийные работники – те, что сидели в первых рядах и внимали каждому слову Высоцкого, буквально каждому. Слушали завороженно, и хохотали, и за животики держались…, и восхищались. Гипноз – абсолютный!

Со сцены сила шла, такая! Не удержать! То – тишина гробовая, проникновенная, до слез, то – ржа неудержимая, от подачи, юмора, игры, мистики. Зрелище – не передать. Высоцкий! Одним словом. В кулуарах… полушёпотом – Блин! Высоцкий, что делает, а? Это ж, обалдеть! Талантище! Слов нет!»

Если Борис Васев сохранил для нас голос Высоцкого в Новокузнецке, то фотограф Владимир Богачев, работавший тогда в газете «Металлург», оставил память в 250-ти фотографиях. Сегодня это может показаться удивительным, но в те дни права на фотосъёмку концертов Высоцкого не было ни у кого в городе.

«К Высоцкому не пускали, – вспоминал Владимир Богачев. – В запретку, где он находился, не прорваться. Кордон. Непробиваемый. Фотографировать и записывать категорически запрещено. Что делать? Не снимать? Смириться? Этого я себе позволить не мог. Ну, никак! Такой шанс и, не снимать Высоцкого! Нет! Этого я себе позволить – не мог! А нарвусь... не убьют же, и не посадят. Ну и …. У меня билет на второй ярус был. Это плюс. Щёлкнуть от туда – проще. Для фотографий, хуже конечно – расстояние запредельное. Но, зато охраны – никакой. Дёргать не будут.

Зная о том, что до сцены далековато, через весь зал зрительный снимать надо, недолго думая, я прихватил с собой фотоснайпер и плёночку к нему, соответствующую. От вспышки-то с такого расстояния толку мало, да и, как ты используешь-то её, при этаком-то раскладе с охраной. Настроился потихоньку. В глубине где-то, посередине сцены стул, на нём стоит стакан воды, перед стулом два микрофона… Наконец он. И, я – жму, жму, жму, на спусковой. Только бы получилось. Только бы вышло».

На следующий день с огромным трудом фотографии удалось показать самому Высоцкому. Можно сказать, что очень повезло: «Высоцкий берёт фотографии. Посмотрел с интересом. Отложил больше половины из тех, что я принёс и на каждой из них сделал автографы: – «Дорогой Володя, спасибо! Высоцкий.» «Благодарю. Высоцкий.» «Добра. Высоцкий.» «ВСЕГО И ВСЯКОГО! Высоцкий». Такого подарка я не ожидал. После знакомства с Высоцким, в те, сногсшибательные дни, я получил разрешение на съёмку концертов в любое время. Благосклонности такой, никто более, так и не удостоился».

Благодаря Владимиру Богачеву состоялась и экскурсия Владимира Высоцкого на КМК, память о которой помимо фотографий хранится в небольшой экспозиции музея имени Бардина.

«Я в профком, к председателю – так и так, мол, Высоцкий в городе с концертами, надо бы его на комбинат пригласить, производство показать, – вспоминал фотограф. – Такой человек! Такой случай! Упустим – не простим себе никогда. Набравшись наглости, я и предложил Владимиру Семёновичу посетить Кузнецкий металлургический комбинат, посмотреть, как трудятся сталевары. И он, с радостью необыкновенной, сразу же, в миг, согласился. И, после очередного концерта, мы, инкогнито, рванули на комбинат. С председателем профкома, конечно».

Так, 7 февраля 1973 года, состоялась, можно сказать, историческая встреча Владимира Высоцкого с металлургами КМК у мартеновской печи №5.

«Говорил просто. Держался свободно. Спрашивал по уму. – Вспоминал Владимир Богачев. – Интересовался разными деталями. Чувствовалось надо ему, для песни ли, для роли ли, но надо.

Когда сталь подоспела. Высоцкий посмотрел в гляделку. Пожал плечами недоумённо и говорит: Надо же! Кипит! Как борщ в кастрюле. И заулыбался».

Но и это ещё было не всё. Воспользовавшись хорошим настроением артиста, Владимир Богачев уговорил его посетить ещё и редакцию заводской газеты «Металлург», где он работал фотографом: «Неудобно, конечно, было просить Высоцкого о поездке в редакцию, но не пригласить – не мог. Очень уж хотелось познакомить Володю с ребятами, сфотографировать у себя, на память. «Поехали! – говорит Высоцкий. – Пара минут – погоды не сделают!»

Как и на завод, визит Высоцкого в редакцию газеты оказался полной неожиданностью, но очень быстро небольшая комната была забита до отказа. Гитары у поэта с собой не было, и он предложил собравшимся послушать свои стихи.

«Бог мой! Как он читал стихи о «Революции в Тюмени» – бесподобно! – вспоминал Владимир Богачев. – Казалось воздух вокруг Высоцкого заряжен каким-то электричеством и он посредством этого электричества передаёт нам частицы своего сердца и своей души. Воздействие Высоцкого на слушателей было гипнотически покоряющим. Он за несколько минут покорил всех коллег моих и камня на камне не оставил скептикам по поводу качества своих стихов. На меня неизгладимое впечатление произвело прочитанное Высоцким стихотворение про полёт Гагарина в космос. Казалось, он не читал стихи, а проживал их во время исполнения. Ничего подобного ни до, ни после Высоцкого – я не видел».

В память о визите Владимира Высоцкого на КМК на здании профкома рядом со входом в тоннель (где и находилась редакция заводской газеты) сегодня можно увидеть памятную доску.

Ну а на память самому поэту металлурги изготовили и на последнем концерте вручили артисту медаль с посвящением «Выдающемуся певцу и поэту Владимиру Высоцкому от благодарных новокузнечан», чем он был очень тронут. И даже спел пару песен на «бис», чего обычно не делал.

На здании драмтеатра тоже есть памятная доска о выступлениях Высоцкого в 1973 году. А начиная с 2002 года, в память о тех четырёх днях февраля 1973-го, в городе регулярно проводится фестиваль авторской песни «Высоцкий в Новокузнецке».


Просмотров статьи: 397