Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Родня кузнецкого волка с царской печати

Газета «Новокузнецк», выпуск №6 (1107)  //  Рубрика: К 300-летию Кузбасса

Спасская башня Московского Кремля почиталась святой, веками народ снимал шапки и крестился перед ней, мужчины должны были проходить через её врата с непокрытой головой, она использовалась для парадных выходов царя, через неё в Кремль въезжает на свою инаугурацию Президент РФ.

Царская печать и герб Кузнецка, Кузнецкого уезда, Кузбасса имеет изображение волка в символическом и мифологическом формате. Тут излюбленная для древнерусского искусства модель хищника, связанная с одной версией лютого зверя. Многие ошибочно связывают это изображение с лошадью или собакой, но это не так. Данная печать была создана в Москве в дворцовых мастерских. И у неё, естественно, были аналоги. Однако самые известные аналоги до сих пор были не обнаружены. Речь идёт про фигуры животных на Спасской башне Московского Кремля. По моей версии, там два волка с характерными для изображения с кузнецкой печати особенностями: вытянутая «лошадиная» морда, маленькая пасть.

Давайте посмотрим на них.

Официально хранители музея не знают, что за звери помещены на башне Московского Кремля. Часть из них похожа на львов, про других пишут, что они похожи на медведей, единорогов, вепрей. Точных данных нет. Более того, это копии XIX–XXI веков. В 1917 году Московский Кремль пострадал от обстрелов, и часть фигур была разрушена.

Догадки и предположения заставили меня погрузиться в литературу по этой проблеме, просмотреть многочисленные дореволюционные фотографии этих зверей. У меня сложилось представление, которое пока не имеет опровергающих фактов.

Итак, давайте попробуем всё изложить по порядку. Вначале предыстория. В 1624–1626 годах англичанин Христофор Галовей выполнил заказ московского царя и украсил Спасские ворота красивым готическим завершением, где появились часы, фигуры зверей. Обновлённую башню преследовали пожары. Большой был в 1650-е годы. Часть фигур зверей была уничтожена. Восстанавливали их русские мастера. Естественно, они изваяли то, что ближе было им к сердцу. Это с Петра I у нас родная природа с её обитателями стала не котироваться. Как писал А.С. Пушкин про неё: «Всё это низкая природа». Однако наши предки так не считали. В Московском царстве охотно изображали на предметах домашнего обихода, дворцовой утвари, иконах… обитателей русских лесов и степей. Это фиксировали путешественники (Снегирев И. Памятники Московской древности, с присовокуплением очерка монументальной истории Москвы и древних видов и планов древней столицы. М.: типография Августа Семена, 1841). Только Андрей Чохов три раза пушку волк отливал. Поэтому русские мастера подселили ко львам Галовея отечественную живность, причём сделанную в древнерусской художественной традиции с её символизмом и антиреализмом. Чтобы правильно прочесть эти изваяния, нужны ключи. А ключи у тех, кто этой темой плодотворно занимался. К сожалению, до сих пор звери на Спасской башне не получили своего достойного исследователя.

Две дореволюционные фотографии из популярных изданий наглядно доказывают, что на Спасской башне было два медведя. Четыре стороны на Спасских воротах, где ряды зверей. И на каждой стороне по четыре зверя с поднятыми лапами, держащими шары. Вторая и третья фигура на каждой стороне – всегда лев. А вот первая и четвёртая фигуры были, как правило, иными. Здесь наследие русских мастеров. На южной и восточной стороне башни четвертая фигура – медведь. Тут иного не может быть. Характерная внешность, уши фронтально, как у медведя. За медведями просматривается узнаваемый пейзаж – Красная площадь. Печально, но медведи не сохранились на башне. Их даже не восстановили по фотографиям при последней реконструкции. Со стороны Красной площади медведь заменен львом.

Четвёртой фигурой западной и северной стороны Спасской башни является волк. Это смысловая симметрия с несохранившимися медведями восточной и южной стороны. Фигуры волков сохранились. Уши хищников, как у волков, повернуты вбок. Поэтому версия, что это вепри, медведи из-за положения ушей просто отметается на ходу. Вытянутая морда, маленький рот – стилистические особенности изображения с печати Кузнецкого острога. Даже в Интернете пользователи пишут, что это волк. Значит, всё узнаваемо.

Остальные фигуры сложнее поддаются интерпретации. Первая фигура западной стороны башни, скорее всего, могла быть зайцем. Непропорциональные большие уши у зверя на дореволюционных фотографиях. Сейчас она заменена копией фигур с северной и южной стороны. Это хищник не с такой длинной, как у волка пастью, не такие массивные у него передние и задние лапы. Возможно, это лиса. Нет подробных фотографий хвостов. По ним в древнерусском искусстве многое можно было сказать.

Версию про единорогов я отрицаю. Ни на одном историческом фото XIX – начала XX веков нет даже намёка на рог у зверей. Положение ушей, прочие особенности доказывают, что эти звери конкретно означают кого-то. Знакомство с древнерусской художественной традицией делает этих зверей узнаваемыми. Также я сомневаюсь в версии, что здесь на башне какая-либо правильная западноевропейская смысловая композиция, связанная с завершённым и логически связанным сюжетом: например, лев (символ солнца) и единорог (символ луны). Да, первоначально Галовей мог это создать, как потом через век папский посол и архитектор Николла Микетти в планировке Петергофа. Но русские мастера после пожара поставили своё на Спасской башне.

Зная про московских родственников кузнецкого волка с печати острога, не могу не помечтать об украшении подобными скульптурами допетровской Руси общественных мест города и области. Уверен, что нужны копии этих волков для музеев города. Они просятся на боковые бетонные ограждения торца насыпи новокузнецкой мэрии. Поскольку символика Кузнецка тогда имела региональный статус, то всё это надлежит использовать и на нашем земельном уровне. Эстетика Московского царства имеет свою первозданную прелесть и найдёт широкий отклик в сердцах наших граждан. Нас не должна смущать её некая условность и упрощенность. Знаю, что такой формат более доходчив в плане восприятия.

Кандидат исторических наук Андрей Полухин


Просмотров статьи: 404