Новокузнецкое городское телерадиообъединение

«Девяносто лет – не возраст!»

// Автор: Татьяна ВИКТОРОВА
// Фото: Мария КОРЯГА

В честь 90-летнего юбилея Егора Ивановича Дроздецкого – выдающегося советского шахтёра, дважды Героя Социалистического Труда – в Новокузнецком краеведческом музее открылась выставка «Гордое имя – Шахтёр!».

В экспозиции представлены награды и личные вещи кавалера орденов Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, полного кавалера знака «Шахтёрская слава». На стеллажах можно увидеть каску, шахтёрскую лампу, мундир горняка c петлицами, в котором Дроздецкий присутствовал на торжествах. Огромное количество книжных изданий, в которых, так или иначе, упоминается имя нашего великого земляка. И это всего лишь малая часть из 300 экспонатов, посвящённых Егору Ивановичу, что хранятся в музейных фондах. 

На встречу с прославленным шахтёром пришли студенты Новокузнецкого горнотранспортного техникума. Несмотря на почтенный возраст, Егор Иванович по-прежнему бодр и энергичен. Шесть лет назад он давал большое интервью для нашей газеты, и можно сказать, что с той памятной встречи знаменитый горняк нисколько не изменился. Кипучая натура Егора Ивановича Дроздецкого не терпит застоя, безделья и уныния. Вот и на встрече в музее от него можно было услышать оптимистичное: девять десятков лет – не возраст, если душа у человека молода. И, глядя на него, с этим трудно поспорить. 

Егор Иванович на открытии посвящённой ему выставки рассказал собравшимся о наиболее значительных эпизодах своей биографии. И потому событие получилось каким-то душевным, по-особому тёплым и сердечным. 

Так, свою первую награду – медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» – Егор Дроздецкий получил в 15 лет. В своей деревне Воскресенка Кыштовского района Новосибирской области он двенадцатилетним подростком работал в колхозе: косил траву, пахал землю, убирал хлеб. Зимой возил на быках сено. Помогал своей тёте – трактористке Прасковье Николаевне, которая была старше его на 10 лет, заводить «механику» (так называли в колхозе трактора). Ездили тогда, в годы войны, на газогенераторных тракторах с огромными топками, на дровах. Маленький Егор закидывал в топку полешки, не давая трактору заглохнуть. В 17 лет Егора назначили бригадиром молочно-товарной фермы. Так что опыт лидера у него был с детства. Отсюда, с личного трудового фронта, и его трудовая закалка, и знаменитая бригадирская энергетика, и напор. А также, признаётся Егор Иванович, и неуёмное желание быть в первых рядах горняков и вести за собой на «трудовые свершения» бригаду.

Сегодня, чтобы держать себя в тонусе, Егор Иванович по утрам делает зарядку. «Говорят же: «Старость меня дома не застанет…» Это обо мне. Больницы я не жалую. Да и свой возраст, честно говоря, не чувствую!» – признаётся знаменитый шахтёр. Правда, однажды был в его жизни и весьма трагичный случай. Пришлось все-таки некоторое время, по его словам, проваляться в больнице с травмой. В шахте лопнула цепь у комбайна, которая одним кольцом ударила его по ноге со всей силы. И тут же – другим, третьим… Ногу раздробило в щепки! Тогда ему из растерзанной железом ноги вытащили 16 костных осколков. На операцию Егор Иванович попал к профессору, в будущем знаменитому ректору ГИДУВа, участнику Великой Отечественной войны Ивану Анисимовичу Витюгову, ныне покойному. «Иван Анисимович, дорогой, говорю, наверное, я на шахте уже отработал?» А он в ответ: «Ты мне брось! И не таких поднимали. Ещё вторую Звезду Героя Соцтруда получишь. А я тогда уже был в первом звании Героя Социалистического Труда. Как в воду глядел профессор!» – вспоминает Егор Дроздецкий.

На вопрос: испытывал ли он страх, находясь на сотни метров глубоко под землёй, юбиляр ответил: «Чувства страха не было никогда. Ни разу! Я без шахты жить не мог, без моей бригады, без моих ребят. Я бы и сейчас в шахту пошёл. Ничего страшного в шахтёрском труде нет. Главное – соблюдать технику безопасности. И всё будет хорошо. Я уверен, что и сегодня кто-нибудь из пришедших на открытие выставки ребят решится и пойдёт работать в забой. Это и почётно, и интересно, да и зарплата неплохая. Труд шахтёра – почётный труд», – говорит «герой дня». И тут же рассказывает, как однажды его хотели назначить председателем шахтового профкома. «Скажу откровенно: мужик я – боевой. Для блага коллектива мог что угодно сделать и любой дефицит вырвать. Но как жить вне забоя? Наотрез отказался!» – признаётся. 

Упомянул Егор Иванович на встрече и про шахтёрскую солидарность. Как-то, поднявшись из забоя, бригадой решили зайти в кафе и выпить по кружке пива. После чего – слово за слово – неожиданно заспорили. Да так пылко! А потом среди горняков и вовсе началась небольшая потасовка. «Ну, думаю, как же завтра быть? Нам ведь вновь всем вместе в шахту спускаться! – рассказывал Дроздецкий. – И ведь, спустившись, вновь поддерживали трудовой энтузиазм. И работали дружно, выручая под землёй друг друга, подставляя в сложных ситуациях своё плечо товарищу по бригаде. Словно и не было никакого вчерашнего драчливого недоразумения».

Поделился он и таким памятным для него эпизодом. Дело было на ХХV cъезде партии, куда он был делегирован от Кузбасса и где присутствовали представители Японии, Соединённых Штатов Америки, Канады, Бразилии – всего более двадцати стран. «И вдруг Капитонов во всеуслышание заявляет: «В работе нашего съезда принимает участие прославленный шахтёр из Кузбасса Егор Иванович Дроздецкий». В зале сидели шахтёры из Караганды, Донбасса, других регионов страны, а называют моё имя. Очень было приятно услышать такое! Признание твоих заслуг почти в международном масштабе», – отметил Егор Дроздецкий. 

Надо сказать, что на всех встречах с Егором Ивановичем собравшиеся непременно интересуются секретом его долголетия. «Есть такой! – не скрывает Егор Иванович. – Думаю, я потому себя хорошо чувствую, что со всеми людьми живу мирно, без ругани. Я в ладу со своей совестью. У меня нет врагов. В своё время кому-то квартиру помог получить, кому-то ребёнка в детский садик устроить. Хотя до этого и журил подопечного. Помощь предлагал, чтобы человек на работе подтянулся и был не хуже остальных». 

А возможно, замечает, и гены сказываются. Долгожителями были отец-фронтовик и мать юбиляра. Родители прожили до девяноста лет. К тому же сегодня бодрит и не даёт засидеться Егору Ивановичу общественная работа. Это ведь прекрасный стимул для долгожителя – быть среди людей, быть в курсе их забот. 


Просмотров статьи: 42