Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Очень вырос в целом мире COVID-вирус…

// Автор: Александр ШПРИНГЕР

В психологии есть теория про пять стадий, которые проходит человек на пути принятия неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие.

Стадия отрицания («нас это не касается») в ситуации с коронавирусом для Новокузнецка несколько затянулась: мы следили за тем, что происходит у соседей и в мире, шутили над «коронавирусными» мемами в интернете, не очень сильно взволновались даже после появления заболевших в Кемерове.

6 апреля было объявлено о первых двух заражённых уже в Новокузнецке. Стало окончательно ясно (хотя многие понимали это ещё месяц назад), что мимо всего этого мы не пройдем, и то, что городские власти делали последние 2-3 недели, уже смотрится в совершенно ином свете. Когда переносили или даже отменяли различные культурно-массовые и спортивные мероприятия, закрывали театры, музеи, ТРЦ, переходили на дистанционное обучение, озвучивали рекомендации по самоизоляции, это вызывало ту самую «стадию гнева» – зачем это всё, ведь у нас никто не болеет?

Теперь болеют и у нас. И создается ощущение, что город и горожане не очень к этому готовы. Неизвестность, неясность, недоумение, недопонимание – этими словами и их синонимами можно обозначить то, что думают и чувствуют сейчас новокузнечане. И вроде бы дома стали сидеть больше, но и на улице вечерами можно встретить немало гуляющих людей, в том числе и семьями. Магазинов закрытых много, но знаем мы и про тех, кто положил на полки рядом с пивом хлеб с пресловутой гречкой и продолжил спокойно работать. В супермаркетах сделали разметку с дистанцией в полтора метра для стоящих в очереди, но практически никто её не соблюдает. В масках стали ходить больше, чем ещё неделю назад, но всё равно – в лучшем случае увидишь одну на 10-15 человек, причём в том числе в местах скопления людей. 

Примеры этой «стадии торга» можно продолжать очень долго. Новокузнечане как будто хотят одновременно и новые правила сильно не нарушить, и прежний образ жизни сильно не менять. Как показала практика, так если и получается, то очень недолго.

То, что происходит сейчас, без преувеличения можно считать уникальным для мировой истории. Впервые пандемия проходит в настолько глобализированном мире и таком насыщенном информационном пространстве. И у нас действительно есть хорошая возможность поучиться на чужом опыте.

Почти у каждого из нас есть родственники, друзья и просто знакомые, кто волею судеб уехал за границу – жить, учиться, работать. Китай, Италия, Германия, Турция, Казахстан, Беларусь – мы собрали для вас рассказы наших земляков, соотечественников из самых разных уголков планеты. Многие страны мира уже пережили то, что нам ещё только предстоит, и мы можем познакомиться с чужим опытом, в чём-то его, по возможности, перенять и дать оценку принимаемым у нас меры безопасности и профилактики.

А для нас, обычных людей, важны не только и не столько эти принимаемые на карантине меры, сколько то, как это пережить, что бы «стадия депрессии» прошла как можно более мягче и незаметнее.


Александра Политова, художник, Ноймюнстер (Германия)

До введения карантинных мероприятий какой-то паники или стремительного исчезновения продуктов с прилавков здесь, в нашем небольшом городе, мы не заметили. Когда мы пришли в один супермаркет в 10-х числах марта, в глаза бросилось отсутствие некоторых продуктов питания, например, консервированных супов и тушёнки, муки и, кто бы мог подумать, туалетной бумаги. В другом же супермаркете отсутствовала только мука.

На той же неделе нам нужно было поехать в соседний город в клинику, где ситуация была уже чуть более показательной. В огромном медицинском центре, где, казалось бы, опасность подхватить какую-либо заразу выше во много раз, я увидела всего пару человек в масках, держащих дистанцию с другими людьми. Сидеть в комнате ожидания врача размером 4х3 метра в период распространения респираторной инфекции с дюжиной других людей – ситуация довольно стрессовая, прямо скажем. Но врачи, которые обычно приветствуют пациента рукопожатием, к моему счастью, от этой привычки воздержались.

После посещения клиники мы приняли решение о 2-недельной самоизоляции, ввиду того, что к вечеру почувствовали слабость, и немного поднялась температура. Оказалось, мы здоровы, всё обошлось, но эти 2 недели впоследствии перетекли в повсеместный карантин.

Мой супруг проходит переобучение по профессии программиста. Примерно с 16-го марта было решено перевести его обучение на удалёнку, теперь он учится дома. Моя подработка, как и изучение языка, и до всех событий велась из дома, поэтому для меня в этом плане ничего не изменилось. 

У нас есть свой распорядок дня, и это помогает в самодисциплине, как минимум. Мы встаём в 7 утра, до обеда учимся, после обеда я приступаю к работе, вечером мы готовим, рисуем, смотрим какой-нибудь позитивный фильм, а если устаём от четырёх стен, идём гулять на балкон. Вместе переживать такие моменты проще, и я очень счастлива, что мы не проводим это время врозь. 

Что касается транспорта, мы пользовались только поездами для поездок в соседние города, внутри города мы всегда ходили пешком, и на наличие автобусов по городу я не обращала особого внимания. Но окна нашей квартиры выходят на центральную улицу, по которой часто курсируют городские автобусы, и мне кажется, что я их не видела уже давно, но я могу ошибаться. Машин на улице в целом стало меньше.

Единственное место, куда мы один раз в неделю выходим – это магазин. Продуктовые супермаркеты продолжают свою работу, но ходить в них стоит в 7 утра, пока ещё не разобрали скоропортящиеся продукты, например, молоко и яйца. Заходить в них разрешено только с тележками, так как они помогают соблюдать дистанцию. За исключением товаров, спрос на которые возрос по всему миру, дефицита продуктов в супермаркете нет.

В данное время в любой точке мира есть люди, которые считают, что этот вирус не коснётся их и их близких. Эти люди ходят гулять, встречаются с друзьями, ездят на пикники в хорошую погоду, несмотря на запреты и штрафы. Возможно, это способ отвлечься, но цена за такое бездумное поведение может оказаться слишком высока не только в материальном плане. Но я рада, что людей на улице стало меньше, а это значит, что большинство соблюдает меры и понимает их важность. Все верят в лучшее и стараются помогать, в первую очередь, врачам, сидя дома. 

Алёна Ипатова, координатор семейных центров, Йена (Германия)

Жизнь наша изменилась три недели назад, когда в Германии начали «закрывать» земли. Мы «закрылись» 18 марта.

Перестали работать все учреждения или фирмы, где потенциально собирается много людей, в том числе наши знаменитые университеты.

Также закрыли всех, кто не связан со службами поддержания основных сфер жизнеобеспечения: школы, сады, библиотеки. В садах и школах остались только дети медиков, полиции, армии, пожарных, продавцов и т.п. Тем, кто вынужден работать, например, городскому управлению, разрешили всё, что можно, делать дома онлайн. Отменили регламент рабочего дня, можно работать хоть ночью (если маленькие дети дома, по-другому и не получится). Студентов отправили заниматься удалённо.

Правила ужесточались постепенно. Сначала ограничили свободу передвижения по городу, запретили играть на детских площадках, гулять по улицам (в парках и в лесу можно, на расстоянии). Потом запретили въезжать в город без специальной справки. Особого контроля за этим нет, но люди здесь сознательные, поэтому все придерживаются рекомендаций. Власти тоже не зверствуют. Если выясняется, что что-то было не до конца продумано, правила подстраивают. Например, у нас из 150 детей по первому варианту правил могли бы получить разрешение быть под нашим присмотром всего 9. После изменений (добавили в список, например, крестьян, у которых как раз посевная) уже 15.

На этой неделе ввели обязанность носить маски в общественных местах. Поскольку даже медики не все ими обеспечены, решено, что самошитые тоже помогут. Можно и шарф использовать даже. Все шьют маски – кто может, на себя и на того парня. Для многих это возможность занять себя и помочь другим.

В интернете, на время вынужденных каникул, открывают доступ к самым разным ресурсам не только музеи, но и издания, библиотеки, учебные порталы.

Людей на улицах мало. Настроение спокойное. Все понимают, что многие потеряют работу. Это пугает больше всего, даже больше самого вируса. 

По опросам в Германии Меркель впервые за весь свой срок получила 93% голосов, согласных с мерами по защите населения и приветствующих её решения, как правильные. И это при всех страхах перед экономическим спадом. 

Григорий Тротцкий, электромонтажник, Бобруйск (Беларусь)

Работаю я в Москве, а жена с дочкой живут в Бобруйске. Это немного сложно, да по-другому никак. В Беларуси сложная обстановка с рынком труда, точнее, с оплатой этого труда. В планах было встретить Новый, 2021 год в Москве, с семьёй, но придется всё перенести, в силу развития событий на фоне коронавируса.

На данный момент из России уехал. Фирма, на которую я работаю в Москве, приняла решение свернуть свою деятельность на время самоизоляции. Искать подработку не видел смысла. Отсижусь месяц-другой в Бобруйске, а дальше видно будет.

Границу РФ-РБ пересёк без каких-либо проблем. Паспорт, разве что, проверили. Приехал утром, когда уже основная масса разъехалась по рабочим местам. Из того, что увидел в 9 утра, так это то, что люди всё также толпятся на остановках в ожидании транспорта. В масках ходят, но мало. Вызвал такси. Из беседы с водителем узнал, что основная масса кафе, клубов закрыты. У таксистов заказы «упали». Созвонился с другом, работающим начальником охраны в местном клубе – он подтвердил информацию о закрытии на неопределенный срок. Всё это по указке местной санэпидемстанции. 

В Беларуси нет коронавируса, у нас только коронапсихоз. Ну, так считает Лукашенко. Соответственно, и меры борьбы такие же. Беларусы на данный момент беспечны. Не понимают всей серьёзности происходящего что ли. Хотя город Витебск внегласно на самоизоляции, часть студенческих общежитий Минска ушли на карантин. Сейчас закончатся каникулы, и толпы школьников ринутся грызть гранит науки. Радует, что родителям разрешили не отправлять своих детей в школы. В целом, движение набирает обороты, люди это видят, читают, слышат и начинают задумываться. СМИ об этом просто молчат. Это страшно, граждане не знают, как быть в такой ситуации, как максимально себя обезопасить, действовать при инфицировании и т.д. Не все же читают статьи в интернете. А число заболевших в мире растёт каждый день. 

В транспорте кондукторы ходят без масок и перчаток – неудобно. Маршрутчики так же ездят без каких-либо СИЗ. В магазинах всем плевать на очередь. Все стоят бок о бок, как обычно. Некоторые продавцы в масках и перчатках. Это скорее их инициатива, чем администрации.

Ещё на момент начала вспышки в Китае, я сходил в аптеку и закупил масок, перчаток, антисептиков. Не впрок, но на месячный запас на семью. Надо мной тогда посмеялись мои белорусские друзья, назвали паникёром. Сам к этому отношусь спокойно. Я изучаю данные темпа роста, зоны, очаги. Морально готов. Человечество пережило не одну пандемию и в более тёмные времена. Переживём и эту. Вот сейчас по возвращении из Москвы ушел на 14-дневную самоизоляцию. Главное, как можно позже заболеть. Может умы мира сего что и изобретут.

Заметил, что цены на маски и антисептики выросли, и найти их уже довольно сложно. Ещё выросли цены на продукты. В Беларуси постоянно цены растут, а тут ещё мировой экономический кризис «подкатил». Будет сложно, но духом я не падаю.

Людмила Мартыненко, студентка медицинского подготовительного курса, Стамбул (Турция)

Жизнь города замедлилась, в основном. В виду того, что закрыты все заведения, кроме магазинов и аптек, а также мест общественного питания, которые осуществляют доставку на дом. Те заведения или магазины, которые работали онлайн, просто продолжают свою деятельность. По городу постоянно проводят дезинфекционные мероприятия. В каждом доме, на каждом этаже, на остановках любого общественного транспорта, парковках и просто вдоль улиц есть стойки с различными средствами для дезинфекции рук. Везде размечены линии для сохранения социальной дистанции по 1,5 метра: в магазинах, аптеках, даже на заправочных станциях. Два раза в день улицы моют с мылом и дезинфекционными средствами. На улицах очень мало людей, в основном, все ходят в масках, перчатках, кто-то в спецкостюмах. В том районе, где я живу и перемещаюсь, паники нет вообще. Люди выходят из дома без боязни, но соблюдают элементарные меры предосторожности. Но город огромный, поэтому могу рассказать только о небольшом участке.

В силу того, что я работаю удалённо – тут ничего не изменилось. А вот курсы, языковые и подготовительные, отменились. И, к сожалению, в системе турецкого бизнеса к этому были не готовы и вот уже три недели пытаются настроить нормальный онлайн – доступ ко всем материалам. 

К ситуации в целом я отношусь спокойно. Не разделяю паники, которая насаждается в интернете. Чувствую себя в безопасности, насколько это возможно. 

Альбина Храпова, преподаватель, Павлодар (Казахстан) 

Жизнь в нашем городе после объявления карантина очень изменилась. Первых по домам отправили студентов и школьников. Студенты перешли на дистанционное обучение, а школьники с 16 марта ушли на каникулы. 6 апреля для них должно было начаться онлайн-обучение, но его отменили, по причине перегруза и зависания сайта. Теперь дети будут учиться через телевизионные каналы. Не представляю, как это будет выглядеть, многие родители уже после пробных уроков хватаются за голову. Домашние задания дети будут получать через электронный дневник. 

С 1 апреля наш город официально «под колпаком», блокпосты по периметру области на въезд и выезд. В магазины без масок не запускают. Образовательные центры, ТЦ и ТРЦ закрыты. Детские сады работают, так как многие родители всё ещё ходят на работу. Заводы и предприятия ещё продолжают функционировать, но многих отправили на удалёнку. Транспорт работает, но по сокращённому графику.

Так как я работаю в сфере образования, и наше учреждение закрыли, естественно, в эмоциональном плане это сильно пошатнуло мои силы. Как работать? Где взять деньги на кредит? Как оплатить коммунальные услуги? 

Я решила в условиях карантина развивать своё дело с помощью онлайн-образования. На данный момент разрабатываю свою методику подготовки к школе, которая будет удобна родителям и деткам в дистанционном формате. 

Да, есть, конечно, и плюсы такой изоляции: больше времени с ребёнком и семьёй, работа из дома, чаще готовишь сама, время на саморазвитие. Но есть и минусы: я не могу долго находиться дома, начинается апатия, быстро заканчиваются силы. 

Чувствую ли я себя в безопасности? Тут ответ неоднозначный. Да, так как большую часть времени мы находимся дома с родными. Нет, так как всё равно приходится выходить на улицу по тем или иным причинам, и никто не знает, какой человек рядом с тобой: здоровый, контактный или заражённый.

Вероника Архипова, стилист, пригород Милана (Италия)

8 марта у нас ввели режим карантина. За это время лично я вышла на улицу и съездила подальше от дома всего один раз – в аптеку. В основном выхожу во двор, в палисадник, дом особо не покидаю.

Городок у нас небольшой, около 4 тысяч жителей, от Милана километрах в пятнадцати, от Бергамо в 70-ти. Ситуация довольно спокойная относительно самого Милана и районов восточнее него. 

Мы можем выходить из дома за продуктами, в аптеку, в больницы. Работают в основном только службы жизнеобеспечения граждан. В магазин запускают по 3-5 человек. Приходится либо долго ждать, либо, чаще всего, люди заказывают продукты по интернету. Мы, как правило, примерно раз в 10 дней заказываем продукты онлайн, потом муж едет на машине в магазин и забирает купленное в пункте выдачи. Многие магазины организовали у себя доставку, но в основном она для пожилых людей.

В конце прошлой недели было введено правило, что из дома можно выходить либо в маске, либо каким-то другим способом (шарфом, платком) закрыв нос и рот. Маски раздают в аптеках и специальных пунктах выдачи, можно сделать заявку в муниципалитете. Однако масок не хватает, и зачастую проще сшить самому. У нас, правда, маски есть, потому что я в январе была в России и смогла купить их для всей семьи, в том числе многоразовые третьей степени защиты.

Реакция людей изначально была негативная. Пока это не коснулось практически каждой семьи, многие не доверяли официальным сообщениям, винили во всем Китай с Америкой и отрицательно относились к ограничениям, как к покушениям на личную свободу.

Ограничения вводились постепенно. Первое время разрешали выходить погулять с собачками, заниматься спортом с соблюдением дистанции и прогулки с детьми. Вся Италия восприняла это как каникулы и вышла на улицы, что привело к печальным последствиям. Затем запретили выходить от дома дальше, чем на 200 метров, гулять можно было только с собаками.

Больше всего, наверное, пострадал туризм и все те, кто были заняты в этой сфере. У меня есть работа в России, которой можно заниматься удалённо. Я, конечно, финансово пострадала, но без работы не осталась.

Итальянское правительство старается оказать гражданам поддержку, особенно тем, у кого небольшие доходы. На сайте нашей коммуны висит объявление: у кого на двоих менее 20 000 евро в год «брутто» (это около 10-12 тысяч евро «чистыми»), могут обратиться за поддержкой, написать заявление и после его рассмотрения, этим людям дадут примерно по 200 евро в качестве талонов, на которые можно будет купить продукты.

У частных предпринимателей есть возможность запросить 600 евро в качестве поддержки, при этом они не должны получать никаких других выплат от государства и иметь доход не более 50 000 евро. Для предпринимателей эта сумма, конечно, ничего не решает, но это хоть что-то. 

Никакого режима ЧС, о котором так много говорят сейчас в России, здесь нет. Здесь тоже все свои долги гасят сами – и ипотеки платят, и за аренду и т.д.

Почему в Италии такая большая смертность? Здесь большое количество людей болеет бессимптомно либо с минимальными симптомами. Заражения начались, когда серьёзные ограничения ещё не были введены. Больные заражали врачей, врачи – своё окружение и т.д. Многие заражались, придя в больницы совершенно по другому поводу, не с простудой, у меня есть такие знакомые.

Другой момент. Здесь очень много домов престарелых, а пожилые люди, как известно, особо подвержены риску заразиться коронавирусом. А далее заражаются те, кто навещает своих родственников, и всё уже идёт по цепочке. Пожилых здесь вообще очень много, наверное, более 30% – это люди старше 65 лет. Причём сами они себя в этом возрасте не считают стариками и ведут довольно активный образ жизни, путешествуя и общаясь со множеством людей. Отсюда и такая ситуация.

Конечно, всё очень сложно. Но есть и свои плюсы – я смогла заняться теми вещами, на которые раньше не было времени. Несмотря на то, что я живу в Италии, я остаюсь русским человеком, который привык к тому, что у нас в стране раз в несколько лет происходит что-то неординарное. Поэтому я такие случаи воспринимаю как возможность дальнейшего развития.

Ксения Маракулина, сотрудница Российского культурного центра, Пекин (Китай)

Карантин в Китае объявили в 20-х числах января. И какое замечательное чувство говорить об этом в прошедшем времени! Помню, как ежедневно мы мониторили статистику, все разговоры были посвящены только этой теме, а те, кто находился за пределами Поднебесной не могли понять и представить это непростое время. Сидели дома и переписывались после каждого новостного поста. Постепенно понимаешь, что чем меньше ты в «инфодемии», тем лучше. Сейчас все страны проходят те же периоды развития пандемии, что и Китай.

Здесь продолжают действовать строгие меры безопасности, принятые в самый разгар эпидемии. Сейчас мы выходим из дома, спокойно передвигаемся по улицам. Во всех жилых комплексах продолжает действовать пропускной режим. При входе в организации/ТЦ/магазины необходимо отсканировать QR-код, который перенаправляет информацию в программу, отображающую передвижения владельца телефона. Это помогает отследить передвижение людей (в том числе за пределы страны), а также определить места, разрешенные или запрещённые к посещению конкретным человеком. 

По атмосфере и состоянию людей в целом чувствуется облегчение, пик эпидемии пройден, но частичная самоизоляция людей продолжается. Народ здесь привык жить по системе, плюс строгие законы, менталитет. Китай отсидел свой карантин, но единичные случаи ещё фиксируются. Массовые мероприятия не проводятся, маски носить строго обязательно всем, иначе штраф. Кстати, в самом начале здесь тоже была резкая нехватка масок и антисептиков. Школьники на дистанционном обучении, ведутся разговоры о переносе выпускных экзаменов. 

Меня напрямую это не коснулось, я работаю не в китайской компании, но знаю точно, что мелкий и средний бизнес в Китае пострадал. Преимущественно люди были переведены на удалёнку, выплаты были, но, опять же, зарплату им платили не полностью. Кто-то и вовсе остался без работы. Материально практически не пострадали лишь работники госструктур.

Китайцы боятся новых случаев, ведь последние были преимущественно привозные. Немного с опаской посматривают на иностранцев. Ситуация нормализуется, но выводы делать ещё очень рано.


Просмотров статьи: 137