Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Дорогами Витуса Беринга

// Автор: Татьяна ШИПИЛОВА
// Фото: Ярослав БЕЛЯЕВ

Один умный человек сказал, что знание порождает любовь. Причём любовь в широком смысле слова, прежде всего – к своей малой и большой Родине. Именно под такой любовью и подразумевается истинный патриотизм. А чтобы любовь к родным краям понималась широко, следует дать возможность человеку с детского возраста глубоко, интересно познавать историю тех мест, где он родился, где он живёт, с которыми связывает как свою будущую жизнь, так и жизнь своих детей.

Маршрутами Великой Северной

На днях такой образовательно-просветительский проект «Маршрутами Великой Северной экспедиции» был презентован совместной группой петербуржцев и кемеровчан перед новокузнецкими историками-краеведами, представителями общественности и СМИ города в филиале Новокузнецкого краеведческого музея на ул. Народной, 7. Проходила презентация в рамках грантовой программы «Лаборатория квеста: дорогами первых», ставшей победительницей в конкурсе, объявленном Фондом президентских грантов. Автор проекта об экспедициях по северным маршрутам под руководством Витуса Беринга – житель Санкт-Петербурга Ильдар Маматов, который приехал в Новокузнецк с полной образовательно-просветительской поддержкой – литературной и картографической. На стенах музейного филиала развесили широкие полотна географических карт, на столах разложили буклеты и книги.

Как известно из истории, в декабре 1724 года Пётр Первый подписал именной Указ об организации экспедиции на Камчатку. По велению российского императора исследователям необходимо было изучить моря к востоку от Камчатки и подтвердить существование пролива, который отделяет Евразию от Северной Америки.

Руководство экспедицией было поручено Витусу Берингу, уроженцу Дании, поступившему на российскую службу и принявшему русское подданство в 1703 году.

Помешал туман

В феврале 1725 года экспедиция начала свой путь на восток. Её маршрут пролегал через Урал, Сибирь и Камчатку. В июле 1728 года на построенном боте «Святой Гавриил» моряки прошли на север вдоль побережья Камчатки и Чукотки. Однако из-за густого, вставшего на их пути тумана, никакого побережья Северо-Западной Америки они так и не увидели. Тем не менее экспедиция возвратилась в Санкт-Петербург в 1730 году с неплохими результатами: хотя участникам Первой Камчатской экспедиции и не удалось достигнуть берегов Северной Америки, они исследовали восточное побережье Азии, нанесли на карту тихоокеанское побережье Чукотки и Камчатки.

Остров смерти и надежды

Через два года после возвращения Витус Беринг подготовил проект новой экспедиции. И 17 апреля 1732 года императрица Анна Иоанновна издала Указ об организации Второй Великой Северной Камчатской экспедиции. Исследование рек Сибири, северных берегов материка, Дальнего Востока и Америки на этот раз проводили девять самостоятельных отрядов. Капитан-командор Витус Беринг и капитан первого ранга Алексей Чириков возглавили основной отряд, который должен был найти путь до берегов Северо-Западной Америки.

Дорога от Санкт-Петербурга до Камчатки и подготовка к морской части экспедиции заняли несколько лет. Осенью 1740 года в Охотске были построены два пакетбота – «Святой Пётр» и «Святой Павел». Участники экспедиции на кораблях перешли Авачинскую бухту и зазимовали, основав город Петропавловск (с 1924 года – Петропавловск-Камчатский).

Летом 1741 года они вышли в море и направились к Америке. Но вновь на их пути встал коварный туман. В густом мареве корабли потеряли друг друга из виду, и в дальнейшем капитаны продолжили путь самостоятельно. 15 июля 1741 года пакетбот «Святой Павел» под командованием Алексея Чирикова первым подошёл к берегам Северо-Западной Америки, совершив таким образом великое географическое открытие. 10 октября этого же года его команда вернулась в Петропавловскую гавань Авачинской бухты, а 17 июля к берегам Америки подошёл и «Святой Пётр», командой которого руководил Витус Беринг. Затем, возвращаясь на Камчатку, он был прибит штормом к острову, который позже был назван именем Беринга. Остров стал конечной вехой жизненного пути великого мореплавателя: во время тяжёлой зимовки Витус Беринг здесь скончался. Лишь в августе 1742 года выжившие моряки «Святого Петра» построили из обломков разбившегося корабля новое судно, на котором вернулись на Камчатку.

Кузнецкий след

При чём здесь, спросите вы, Новокузнецк, а вернее, Кузнецк и Кузнецкая крепость, посещение которых также вписано в проект Ильдара Маматова? Как выясняется из исторических исследований, «наследил» в наших краях так называемый Академический отряд, ставший частью Великой Северной экспедиции. Руководителями отряда были приглашены профессор истории Герхард Фридрих Миллер, ботаник и естествоиспытатель, профессор Иоганн Георг Гмелин, профессор астрономии Людовик Делиль де ла Кройер. При экспедиции состояли художники Иоганн Кристиан Беркхан, Иоганн Вильгельм Люрсениус и пятеро студентов Академического университета: Степан Крашенинников, Фёдор Попов, Лука Иванов, Василий Третьяков, Алексей Горланов и так называемый «академический инструментальный ученик», а попросту – рабочий-помощник Гаврила Кобылин.

Часть пути участники Академического отряда проделали с экспедицией Витуса Беринга. Но в дальнейшем в его, а также Алексея Чирикова морском путешествии участвовали лишь Георг Вильгельм Стеллер и Людовик Делиль де ла Кройер. Вместе с другими участниками команды Беринга Георг Стеллер, попав в кораблекрушение, пережил трудную зимовку на острове.

До обидного несправедливой была судьба де ла Кройера. Учёный также сполна испытал полный мытарств и приключений морской путь, но умер на самом финише, в день возвращения морских путешественников-исследователей в Авачинскую бухту, когда они уже собирались праздновать свою нелёгкую победу.

Неоценимый вклад в науку и изучение Камчатки внёс ещё один участник Академического отряда. Это был учёный-этнограф Степан Крашенинников, ставший одним из первых российских академиков.

Учёные Академического отряда, этого необычного подразделения Великой Северной экспедиции, провели исследования на Урале, в Сибири, в казахских степях. Они составили карты, подготовили образцы флоры и фауны азиатской части России. Изучали архивы уральских и сибирских городов. Вели метеорологические и астрономические наблюдения. Проводили археологические раскопки. «О том, что они посетили и далёкий Кузнецк, Кузнецкую крепость, говорят дневниковые и архивные записи учёных Академического отряда. И в дальнейшем я собираюсь взяться за их прочтение, чтобы отдельно и более подробно написать об этом кузнецком следе в их научно-исследовательских трудах книгу», – отметил Ильдар Маматов.

Путешествие в виде игры

Таким образом, Великая Северная экспедиция охватила своими научными изысканиями северное побережье Евразии, всю Сибирь, Камчатку, моря и земли северной части Тихого океана, берега Японии, открыла неведомые учёным и мореплавателям северо-западные берега Америки. Участниками были сделаны научные открытия в географической, геологической, физической, ботанической, зоологической, этнографической областях. Впервые был собран материал для полной и подробной карты Российской империи.

Прошли столетия, и в начале ХХI века рождается самый протяжённый и продвинутый в мире туристский маршрут, состоящий из серии маршрутов на пути следования Великой Северной экспедиции под руководством Витуса Беринга – как Первой, так и Второй Камчатских. В рамках маршрута в виде игровой, интерактивной формы детям и подросткам рассказывается об этих северных морских путешествиях, проводятся конкурсы, встречи с интересными людьми, в том числе с учёными.

К слову, Ильдар Маматов в ходе своих расследований и научных поисков познакомился с потомками Беринга и Чирикова. У Беринга во всех девяти поколениях потомков есть офицеры, которые верно служат на благо Отечеству, среди них и преподаватель-офицер Марат Беринг. Такая же родословная и у Михаила Чирикова, переводчика-офицера, потомка мореплавателя Алексея Чирикова. Оба, встречаясь со школьниками в рамках интерактивного туристского маршрута Великой Северной экспедиции, интересно, доступно и увлекательно рассказывают ребятам об исторических эпизодах, связанных с их предками, учат, каким образом им самим узнавать о своих фамильных корнях, изучать и вести свои родословные.

Следует отметить и такой факт: из той далёкой северо-американской экспедиции учёный Георг Вильгельм Стеллер из Академического отряда привёз саженец быстрорастущего клёна Гиннала, декоративного деревца с листьями яркой, багряно-красной окраски и желтоватыми душистыми цветками в многоцветковых метёлках. Разместили клён-путешественник в ботаническом саду Соликамска. Он разросся, и участники необычного, с историческим акцентом проекта «Маршрутами Великой Северной экспедиции» стали развозить его саженцы по городам России. «Теперь такой вид клёна растёт в десяти российских городах. Такое кленовое деревце даже есть на острове Витуса Беринга, где из-за особенности почвы деревья и кустарники совершенно не растут. Клён Гиннала прижился в кадке, в здании школы, где за ним ухаживают юные островитяне – ученики-беринговцы», – с улыбкой рассказывает автор проекта.

Саженец такого же редкого клёна в честь посещения Новокузнецка и на память об этой в полном смысле слова исторической встрече был высажен и во дворе филиала Новокузнецкого краеведческого музея. Недаром историки называют свой небольшой дизайн-уголок «Садом памяти».


Просмотров статьи: 279