Новокузнецкое городское телерадиообъединение

Профессия, ставшая судьбой

В рамках Года памяти и славы в июне мы рассказываем о людях, внёсших особый вклад в развитие медицины нашего города. Героиня сегодняшнего номера – первый главный врач городской психиатрической больницы, основоположник медицинской династии Ираида Сильверстовна Туринге. 

Началом организации психиатрической службы Новокузнецка (ранее Сталинска) следует считать 1938 год, когда приказом горздравотдела №196 от 29 ноября 1938 года на дальней окраине города при амбулатории кирпичного завода открылась городская психиатрическая больница на 40 коек. Первым главным врачом (и единственным психиатром) была назначена выпускница Томского мединститута Ираида Сильверстовна Туринге. Штаты больницы предполагали 0,5 ставки врача, 2 ставки медицинской сестры, 2,5 ставки санитара. Больница занимала деревянный барачный корпус с печным отоплением без канализации и водопровода, с разделением на мужскую и женскую половины. Беспокойные и выздоравливающие больные содержались в общих палатах. В пристроенных помещениях находились квартира врача, кухня и туалет. Молодой врач столкнулась с большими проблемами по организации питания, приобретению белья и одежды для пациентов, ремонту помещений, организации лечебного процесса, обучению персонала работе с душевнобольными.

К 1941 году удалось увеличить коечный фонд до 50 коек. Впервые были выделены «неспокойное» и «спокойное» отделения, но арсенал лечебных средств оставался скудным (снотворные препараты: микстуры Краснушкина, Бехтерева, раствор мединала, веронал, настойка опия, хлоралгидрат). С выходом в свет монографии Г. А. Ротштейна в 1941 году «Судорожная терапия шизофрении» она стала настольной книгой И.С. Туринге. Уже в конце 1941 – начале 1942 годов отдельным больным с психозами стала проводиться судорожная камфоратерапия, при этом строго вёлся дневник проведения процедуры, а по итогам года оценивались результаты эффективности этого метода. Параллельно стала внедряться инсулинотерапия (предшоковые дозы). В 1942-1943 годах молодому врачу большую помощь оказала эвакуированная из Москвы врач-психиатр с 30-летним стажем Р.Л. Эйнгорн, которая квалифицированно проводила консультации. С её помощью осуществлялось активное лечение больных с острыми психозами. 

В военные годы на первый план вышли вопросы организации питания и медикаментозного обеспечения, выхаживания ослабленных больных, ремонта больницы, снабжения топливом. Обращения главного врача за помощью в административные органы были малорезультативными. Больница находилась по сути на самовыживании. Силами персонала и больных строится свой скотный двор, создаётся подсобное хозяйство, в котором выращиваются овощи, картофель, овёс для приобретённых лошадей, заготавливается сено. В подсобном хозяйстве был заложен сад, плоды из которого обеспечивали дополнительное питание ослабленным. В 1945 году число сметных коек составляло уже 65, количество пролеченных больных – 268, средняя длительность пребывания – 85 дней, умерло 15 больных, т.е. смертность составила 5,6%. В больнице не было клинической лаборатории, рентген– и физиотерапевтического кабинетов. Минимум анализов, в том числе и на сифилис, проводился в лаборатории соматической больницы. Одежда поступающих неопрятных больных прожаривалась в поселковой бане. Помывка проводилась в единственной ванной с печным подогревом воды. В палатах пациенты частично спали на полу, так как кроватей и матрацев хватало не всем. Истории болезни писались на газетной бумаге, так что по ним сегодня можно познакомиться не только с клиникой, но и с хроникой событий тех лет. 

Несмотря на крайне недостаточное снабжение медикаментами, все больные получали витамины группы В, витамин С, некоторым проводилась камфоратерапия, аутогемотерапия по показаниям. В 1942-1945 годах стала широко внедряться трудотерапия – кроме работ в подсобном хозяйстве, были открыты кукольная и корзиночная мастерские, на доходы от которых приобретался скот. С увеличением контингента больных возникла необходимость амбулаторного приёма и лечения. В 1946 году впервые были заведены амбулаторные карты (на 576 пациентов), расположенные в картотеке по алфавитному порядку. Это облегчило слежение за динамикой течения заболевания, способствовало проведению трудовой и амбулаторной судебной экспертизы. С этого же времени начато формирование стационарного архива. Штат врачей не расширился, но уже работало 5 медицинских сестёр, так называемых «выдвиженок» из числа молодых санитарок. Они обучались врачом по вопросам фармакологии, проведению процедур, особенностям клиники психических заболеваний. 

В 1948 году штат больницы пополнился врачом Н.Г. Долгих и пятью фельдшерами, что позволило шире проводить судорожную терапию психически больным, а главному врачу уделять больше внимания хозяйственным проблемам, так как здание больницы пришло в крайнюю ветхость: в аварийном состоянии находились электропроводка, печи, «окна на 30% были забиты фанерой из-за отсутствия стекла». К концу 1948-го удалось частично выполнить ремонт. Через министерство здравоохранения главный врач не раз ставила вопрос о капитальном ремонте и временном закрытии больницы с переводом больных в Томскую психиатрическую больницу, но получала отказы. Стационар работал с большой перегрузкой, так как 65 коек для обслуживания населения Сталинска, а также Прокопьевска, Белова, Таштагола, Осинников было крайне недостаточно. Кроме того, происходило «оседание» хронически больных, поэтому приходилось все больше иногородних с психозами отправлять в Томск. 

С 1948 года стала систематически проводиться амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза бесстражным подэкспертным – один раз в неделю. В стационаре выделено две процедурных медсестры (в мужском и женском отделениях), составлены инструкции-схемы по различным видам лечения, у 100% больных проводился анализ крови на РВ. Системными стали занятия со средним и младшим медперсоналом. К 1950 году больница добилась неплохих показателей: на тех же 65 койках число пролеченных больных увеличилось до 480, уменьшилась средняя длительность пребывания в стационаре до 62 дней, план койко-дней выполнен на 108,2%, процент смертности снизился до 3,8%. При этом с выздоровлением и улучшением выписано 61,5%. Штат врачей увеличился до пяти (прибыло три молодых врача), работало 14 средних и 29 младших медработников, что позволило выделить круглосуточные медицинские посты в отделениях. 

Таким образом, к 1950 году закончился начальный этап организации психиатрической службы Новокузнецка.

В 1955 году приказом облздравотдела в Заводском районе Новокузнецка была создана областная психиатрическая колония на 300 коек для больных с хроническими затяжными формами психических заболеваний, выраженным психическим дефектом и утраченными социальными связями. Колония размещалась в четырёх бараках каркасно-засыпного типа бывшей больницы МВД, без канализации и водопровода, с печным отоплением. В колонию направлялись больные из всех районов Кузбасса, и практически она являлась интернатом для «психических хроников». Медперсонал колонии составляли медработники бывшей больницы МВД, которыми руководил фельдшер В.И. Костяков. С назначением главным врачом психоколонии И.С. Туринге в 1956 году персонал стал обучаться навыкам работы с душевнобольными, проведению симптоматического лечения. Особое внимание уделялось трудотерапии, что позволило использовать остаточную трудоспособность пациентов на благоустройстве территории, ремонте отделений, строительстве хозяйственных помещений. В районе посёлка Чистая Грива силами больных и персонала было создано подсобное хозяйство: свинарник, коровник, овощные огороды, на которых работало до 50 больных. При колонии имелась швейная мастерская на 15-20 посадочных мест.

Сама психиатрическая больница расширялась, в 1956 году в ней было уже 150 коек. Она занимала два деревянных двухэтажных корпуса и обслуживала население всего юга Кузбасса.

***

В 1974 году, после окончания клинической ординатуры по психиатрии при Кемеровском государственном медицинском институте, в городскую психиатрическую больницу пришла работать врачом Елизавета Владимировна Туринге, племянница Ираиды Туринге.

Так начала формироваться врачебная династия. Е.В. Туринге проработала в больнице более 40 лет, за что была награждена медалями «Ветеран туда» (12.06.1990) и «За служение Кузбассу».

Психиатрами стали также её сын Эдуард Евгеньевич Туринге (сейчас работает частнопрактикующим врачом-психотерапевтом, психиатром-наркологом) и внук Олег Эдуардович Туринге, который трудится ныне в этой же больнице. Так что теперь династия врачей-психиатров Туринге насчитывает уже четыре поколения.

 


«Есть мнение, что не человек выбирает себе специальность, а очень даже наоборот. Мнение интересное, но, на мой взгляд, оно несколько умаляет роль личности в истории, пусть даже это история болезни. Все-таки приятно тешить себя иллюзией свободы выбора, будь то выбор профессии или спутника жизни. В психиатрию приходят люди, свободные от логики и холодного расчёта».

Н.Е. Завьялова, к.м.н., гл. врач Новокузнецкой клинической психиатрической больницы


Просмотров статьи: 198